Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Церковный год arrow Святые arrow Святая Равноапостольная княгиня Ольга (11 июля/ 24 июля)
Святая Равноапостольная княгиня Ольга (11 июля/ 24 июля) Версия для печати Отправить на e-mail

Еще в I веке апостол Андрей Первозванный прошёл с пропо­ведью Евангелия будущую землю Руси от юга до севера. На Киевских горах он устано­вил крест и предсказал: — На сих горах воссияет бла­годать Божия, и город великий будет создан здесь, и церкви многие воздвигнет в нём Гос­подь.

По древней рукописи «Оповедь», апостол Андрей, пройдя будущие Смоленские земли, до­шёл до Ладоги, где на ладье доплыл до Валаама. И по всему пути воздвигал он в суровых землях кресты каменные, крестя народ и свергая идолов.

Самыми первыми из князей-русичей приняли Святое Креще­ние Аскольд и Дир. А было это так...

В 866 году князья возглавили поход с хазарами на Византию. Тогда основные силы греков были заняты войной с сарацинами и защищать столичный Царьград было некому.


Всю ночь греки молились в храмах, а утром, обойдя Крестным ходом город, вышли к морю и опустили в воду ризу Пресвятой Богородицы. Внезапно налетевшая буря разметала флот осаждав­ших, это и спасло греков.

Вернувшись в Киев, Аскольд и Дир позвали к себе греческого епископа, духовно окормлявшего христианские общины города, и попросили его рассказать о «своём Боге». Епископ так вдохновенно благовествовал им о едином Боге, творящем чудеса (Пс. 71:18), что князья тут же потребовали чудесного знамения, обещая креститься.

Владыка смирено помолился «своему Господу», а затем взял самое дорогое, что у него было — Еван­гелие — и бросил в огонь...Однако бушевавшее пламя не смог­ло даже опалить «Слово Божие». Ас­кольд и Дир, будучи не только храбрыми воинами, но и людьми разумны­ми, уверовали во Христа и крестились.

Для совершения богослужений князья построили в Киеве Соборную церковь Илии Пророка. В 882 году Аскольд и Дир были злодейски убиты язычником Вещим Олегом.

Захватив Киев, Олег стал едино­властным правителем как северной, так и южной части Киевской Руси, со­храняя княжение для племянника своего — малолетнего Игоря, сына Рюрика. Достигнув юношеского возраста, наследник увлекся охотой. По делам управления страной он вместе с Олегом бывал то в Киеве, то в Новгороде. Однажды во время охо­ты молодой Игорь оказался в пределах веси Выбуцкой (в тех местах, где ныне находится Псков). Чтобы переправиться через реку, он подозвал кого-то, плывущего на лодке.

Это казалась удивительной красоты девушка по имени Ольга. Любуясь ею, княжич разгорелся похотью. На середине реки он стал прельщать девицу блудными словами. Она же решительно пресекла Игоря, схватившись за весло.

— Неисполнимое дело замышляешь, князь! — воскликнула Ольга. — По­дави в себе эти нелепые позорные помышления, которых нужно стыдиться. Если ты сам, побеждённый низменной страстью, будешь совершать злодеяния, то как же удержишь от них других? А как станешь ты суд праведный чинить над своими подданными, когда сам так близок к беззаконию?

Игорь опешил. Девушка продолжала:

— Хоть мы здесь и одни, и я слабее тебя, а все ж мне лучше умереть в глу­бине этой реки, чем вот так расстаться с моим девичеством.

Такие слова быстро не забывают. Не забыл сказанное и смущённый Игорь. Решительность, с которой девушка встала на защиту своего целомудрия, князь со временем себе объяснил. —Правильно, что отказала, — решил он. — Иначе, что б её ждало? В лучшем случае взял бы её себе в наложницы. В худшем — забыл бы вовсе.

Другого князь не мог забыть! Как она укротила его похоть словами мудро­сти, достойными ума государственного мужа...

Когда же пришло ему время жениться, Игорь отверг всех красавиц в пользу отказавшей ему когда-то Ольги.

В 903 году стареющий Олег, женив молодого княжича на Ольге, стал усерд­но приносить жертвы богам, чтобы дали Игорю наследника. За долгих девять лет много кровавых жертв идолам принёс Олег, столько людей и быков заживо спалил, ждал, что дадут славянские боги Игорю сына. Не дождался. Умер в 912 году от укуса змеи, выползшей из черепа его бывшего коня.

Сына-наследника даровал молодым «Бог греков».

Первые христиане на Руси появились ещё до Аскольда и Дира. Вначале это были торговые и ремесленные люди с Византии. Затем креститься во Христа стали русские купцы, бояре и другие люди, связанные разными делами с Греческой империей.

Сталкиваясь с ними по делам судебным, торговым и посольским, Ольга не­мало дивилась тому, что живут они и ведут себя как-то иначе, не так, как все: на службе государевой усердны, но к карьере равнодушны, в успехах не превозносятся, в торговле не лукавят. В голод, вместо того, чтобы избавляться от стариков, больных и детей, они их кормят и ухаживают за ними в ущерб себе.

Вина на поминках не пьют. Не имеют многих жён. В питии и еде умеренны.

С удивительным спокой­ствием и миром душевным пе­реносят христиане все скорби и лишения и даже — что осо­бенно непонятно — за все эти невзгоды благодарят своего единственного Бога. И... ника­ких жертв ему не приносят. И людей не жгут.

Русичи к таким чу­жеземцам относились сдержанно — чужие обычаи, чужие боги. Но когда свои же русские крестились во Христа и начинали так странно жить, то сильно раздра­жали они своих едино­мышленников, крепко державшихся язычес­кой веры отцов. Поэтому и поступали с ними «по справедливости»: отступников могли избить или даже разрушить их жи­лище. Но верующие, подобно Христу, распятому на Кресте, не мстили и не проклинали, а лишь слёзно молили своего невидимого Бога: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34).

Да ещё по мере сил своих творили добро обидчикам. И была на их лицах какая-то таинственно-спокойная, не­броская радость.

Как будто познали они и всем сердцем приняли что-то, неведомое Ольге, но столь им желанное, что ради сохранения этого в душе они и живут так непонятно.

А вот свои боги, вырубленные топором, стали разочаровывать княгиню: многолетние жертвоприношения идолам не дали ей желаемого наследника. А ну как Игорь поступит по человеческому обыкновению и возьмёт себе другую жену, третью? Гарем заведёт. Кем она тогда будет?

И тогда княгиня решилась молиться христианскому Богу. И стала Ольга по ночам горячо просить у Него сына-наследника.

И вот на двадцать четвертом году совместной жизни родился у князя Игоря наследник — Святослав! Завалил князь Ольгу подарками. Она же самые дорогие отнесла в церковь Илии — для христианского Бога. Понеслись счастливые годочки. Стала задумываться Ольга над верой христианской да о выгодах от неё для страны. Только Игорь мыслей таких не разделял: его боги в битвах ни разу ему не изменяли. Так и носился по походам да охо­там. Пока в 945 году не занесли его боги в Искоростень. Жившие тру­дами рук своих древляне были ограблены Игорем сверх всякой меры, отчего и предали они его лютой смерти.

Затемнел рассудок у княгини Ольги, и стала она, по обыкновению человеческому, мстить страшно: первых послов древлянских, принесших объясне­ния смерти мужа, засыпала живьем в яме. И... не успокоилась. Позвала стар­шин древлянских свататься — сожгла в бане. И... еще больше месть запылала. Пригласила древлян на поминальную тризну по Игорю — опоила вином и умертвила всех! Поклялась идолу Перуну, что и это ещё не конец её гнева. На следующий год, взяв наследника во главе войска, двинулась Ольга к Искоростеню и сожгла его известной хитростью с птицами.

Но и это не принесло ей душевного успокоения. Перун глаза выпучил — крови ждет! Игоря смерть напоминает. Отшатнулась Ольга от идолища поганого! Может, и прав Бог христианский, зовущий прощать врагов своих.

И так захотелось ей уехать в Византию да побывать в столичных храмах, где, как сказывали, священники в золотых одеждах служат, кадя душистым ладаном, где хоры под куполом, словно ангелы, поют.

И где христиане слёзно каются в своих грехах, и тотчас от Бога сходит на их души покой.

И вот ради этого покоя восемь лет обустраивала Ольга землю Русскую. Русь росла и укреплялась. Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. При Ольге впервые были установлены государственные границы Киевской Руси. Богатырские заставы сторожили мирную жизнь киевлян от кочевников Великой Степи, от нападения с Запада. Русь становилась великой державой.

А в 952 году отправилась Ольга в Царьград. Целых два года знакомилась она с основами веры христианской, посещая богослужения в Софийском соборе.

Вдовствующий византийский император Константин Багрянородный, пленившись красотой также вдовствующей княгини Ольги, предложил ей руку и сердце, на что она спросила:

—  А разве христианские цари женятся на некрещёных язычницах?

Когда же Константин стал торопить патриарха с крещением, то у самой купели Ольга вдруг остановилась:

— Не буду креститься, если сам царь не будет мне крёстным отцом! Константин тут же согласился, и Ольга была наречена в крещении Еленой, именем первой христианской царицы, матери Константина Великого. Патриарх Феофилакт благословил её словами:

— Благословенна ты среди жён российских, ибо, оставив тьму, взыскала истинного света; возненавидев идольское многобожие — возлюбила единого истинного Бога; избежав вечной смерти — обрела жизнь бесконечную. Теперь тебя будут ублажать сыны земли российской.

  Крестились и люди из её свиты. И по случаю сей великой радости устроил царь Константин великий пир, снова приступая к Ольге с речами о женитьбе. Счастливая новокрещённая и на этот раз ответила царю вопросом на вопрос:

— А разве ты можешь взять в жёны свою крёстную дочь?

— Вот так женщина! — воскликнул Константин. — Ловко же ты меня перехитрила. Ну что ж. Остается любить тебя, как дочь.

— Царь, ты знаешь, — сказала довольная Ольга, — я приехала сюда за Крещением, а не за мужем. Пожила уже за мужем. Хочу остаток жизни прожить, как апостол Павел советует: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу (1 Кор. 7:34).

Приняв от патриарха наставления о благочестивой жизни, честный крест, святые иконы, книги и потребные для богослужения вещи, Ольга со священником и свитой вернулась в Киев.

На могиле Аскольда (в крещении Николая) и Дира она воздвигла церковь Николая Чудотворца, а затем отправилась на свою родину.

Там, где река Пскова впадает в реку Великая, её приближённые стали свидетелями видения: три огромных солнечных столпа освятили то место.

Блаженная Ольга пророчески произнесла:

— Изволением Божиим на сем месте, озаряемом трисиятельными лучами, возникнет церковь во имя Пресвятой и Живоначальной Троицы и создастся великий и славный город, изобилующий всем!

После продолжительной молитвы княгиня установила там крест. Некоторое время спустя там же была построена церковь, а на слиянии рек возник город Псков с собором Святой Троицы.

В 957 году Ольга передала власть сыну и, используя свой авторитет, всеце­ло предалась проповеди Христа. Внимая её речам, одни люди дивились, другие задумывались над верой, третьи крестились. Родной же и единственный сын Святослав никак не внимал словам своей матери и не желал креститься. Всей своей душой предавался он страсти ратных походов, размахом и географией которых давно превзошёл всех своих предшественников.

Последний раз навестив свою умирающую мать, Святослав опять было заторопился в поход. Но блаженная Ольга остановила его:

— Зачем оставляешь меня? Ища чужого, кому поручаешь своё? Дети твои малы, а я отхожу уже ко Господу, и скорбь наполняет моё сердце за то, что ты не уверовал в Него. За твоё непослушание матери ждёт тебя на земле худой конец, а по смерти — мука вечная, уготованная язычникам. Хоронить меня будет греческий священник по христианскому обычаю, а ты чтоб на моей могиле ни холма не насыпал, ни тризны безумной не устраивал. И вином чтоб не поминал. Мои же деньги пошли патриарху Константинополя на милостыню и помин моей грешной души.

Благоверная княгиня Ольга преставилась ко Господу 11 июля 969 года. Как в земной, так и в небесной жизни она продолжала молить Его о том, чтобы Киевская Русь была просвещена Святым Крещением, что и случилось через двадцать лет в правление её внука Владимира. Сын же её Святослав в 972 году был убит пече­нежским князем Курой, который отсёк ему голову и из черепа, окованного золотом, сделал себе чашу, написав на ней: «Ищущий чужого, губит своё».

 За проповедь Евангелия стали на­зывать княгиню равноапостольной. Са­мые же главные её христианские труды над собой остались известны только Богу. За то и прославил Он свою под­вижницу нетлением мощей. У всех же христианок по имени Ольга появилась небесная заступница княгиня Ольга. День памяти её 24 июля.

Дивен Бог во святых Своих!

Автор-составитель Борис Проказов

Художники Б. Проказов, В. Прапорщик

Последнее обновление ( Пятница, 27 Июль 2007 )
 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул