Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Книги arrow КИТАЙСКИЕ МУЧЕНИКИ
КИТАЙСКИЕ МУЧЕНИКИ Версия для печати Отправить на e-mail
КИТАЙСКИЕ МУЧЕНИКИ




Святые китайские мученики

Святые китайские мученики


В 1930-е годы святитель Николай (Велимирович) служил на Охридской кафедре. В это же время в пределах его епархии – в городе Битола – служил и преподавал святитель Иоанн (Максимович), тогда иеромонах. Знакомство и дружба этих двух святых продолжилась и после избрания иеромонаха Иоанна епископом на Шанхайскую кафедру и его отъезда в Китай. Свидетельством этому служит цикл статей о Православии в Китае, опубликованный святителем Николаем в журнале «Мали мисионар», издающемся в его епархии. В значительной степени он опирался на материалы, которые выслал ему святитель Иоанн. Этот цикл статей позволяет узнать взгляды святителя Николая на Китай и китайцев, на взаимоотношения Европы с Китаем, узнать о его делах по распространению почитания святых мучеников китайских в пределах Сербской Православной Церкви. Наконец, составленная им трогательная «молитва о китайском народе» выражает его взгляды на необходимость и будущий успех православной миссии среди этого народа.

Злодеяние Европы в Китае

Было время, когда Европа считала себя самой культурной частью мира. Это было недавно, в конце XIX века. В то время Европа держала под своей властью все народы на земном шаре, за исключением некоторых. Между этими свободными неевропейскими народами был и китайский народ. Но как некогда премудрый царь Соломон не смог удержаться на высоте, на которую его вознесла милость Божия, но пал в прах и поклонился идолам, так и Европа. На головокружительной высоте, на которую она была возведена Божиим смотрением, чтобы быть светом и защитой всем прочим народам, малым и слабым, Европа покачнулась от ветра гордости и пала. Пала в прах, обагренный пролитой ею кровью прочих Божиих народов – братьев ее. И еще не восстала. И Бог знает, восстанет ли когда-нибудь.

В 1897 году взбудоражил Европу немецкий император Вильгельм (который сейчас живет как изгнанник и осужденный в чужой земле), вскричавший: «Желтая угроза!» Это значит: китайцы представляют угрозу для европейских народов; следовательно, Китай нужно притеснить, поработить и таким образом себя обезопасить. И на это восклицание тогдашнего могущественного государя отозвалась вся Европа[1].

И случилось страшное притеснение, порабощение и разграбление китайской земли и китайского народа. Руки белых людей стали красны от крови их желтых братьев. И безвинная кровь Китая возопила ко Творцу всех людей, как было и в первые дни человеческой истории, когда кровь Авеля вопияла к Богу против братоубийцы Каина. И сказал Бог Каину: «Что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт. 4: 10).

«Боксерское» восстание

Но и китайцы люди из плоти и крови. Притом и некрещеные, живущие без благого учения Спасителя. В 1900 году группа китайцев подняла восстание против европейцев, которых они называли «белыми диаволами». Эти восставшие назывались «боксеры», потому и их восстание называется «боксерским» [2]. «Боксеры» начали убивать европейцев как злоумышленников, грабителей и тиранов. Для них было ненавистным все европейское, а значит и вера, которую им принесли европейские апостолы. Ненависть к белым людям в то же время была и ненавистью к христианам. Отсюда гнев «боксеров» обратился и против своих христиан, то есть против крещеных китайцев. И в том кровавом «боксерском» бунте погибло несколько сотен православных китайцев [3], которые считаются христианскими мучениками за веру, или, как сказали бы сербы, «за Крест честной». Страдание и смерть этих китайских мучеников мы и решили здесь описать.

Что рассказал очевидец

В то время существовала, да и сейчас существует, Русская духовная миссия в Пекине – столице Китайского государства. Начальником Русской миссии был архимандрит Иннокентий, ныне митрополит. Как очевидец он так описал те кровавые события:

«Главным днем мученической смерти православных китайцев в Пекине стало 11 июня 1900 года. Еще в начале того дня по всем улицам были расклеены объявления, в которых призывали безбожников нападать на христиан. Оно же грозило смертью всякому, кто попытается их скрыть. В ночь с 10 на 11 июня и позднее “боксеры” появились с зажженными факелами по всему Пекину, стали нападать на христианские дома, хватать христиан, мучить их и принуждать к отречению от Христа. Из-за страха перед муками и смертью многие отреклись от христианской веры и поклонились идолам.

Но другие не устрашились и героически исповедовали свою веру во Христа. Судьба их была страшна. Одним распарывали животы, другим отсекали головы, третьих сжигали в домах. Охота на христиан и их истребление продолжались и в остальные дни, пока продолжалось восстание.

Сжигая многие христианские дома, “боксеры” выводили христиан за городские стены и ставили перед храмами с идолами. Здесь их допрашивали, а потом сжигали живьем».

Герои на страданиях

По свидетельству самих безбожников, которые видели это своими глазами, некоторые из православных китайцев шли на смерть с изумительным мужеством. Таковы:

– Павел Ван, катехизатор; умер под пытками с молитвою на устах;

– Ия Вэнь, учительница в школе при миссии; была дважды пытаема. В первый раз «боксеры» изранили ее мечами по всему телу и, сочтя мертвой, засыпали землей, но она очнулась и пришла в себя. Услышав ее стоны, некий сторож перенес ее в свою каморку. Но когда «боксеры» узнали и увидели, что она жива, то зарубили так, чтобы умерла. Оба раза во время мучения Ия Вэнь отважно, четко и радостно исповедала свою веру во Христа Спасителя перед своими мучителями;

– Иоанн Цзи, мальчик 8 лет, сын убитого китайского священника. Его «боксеры» беспощадно изранили. Уши его были отсечены, и на груди у него виднелись раны. Когда мучители спросили, больно ли ему, маленький герой Христов Иоанн ответил с улыбкой: «За Христа страдать не больно!» Тогда злодеи отсекли ему голову, а тело сожгли.

Житие мученика Цзи Чуна[4]

Этот православный мученик родился в 1855 году. Крещен был еще в детстве, а в десятилетнем возрасте поставлен катехизатором. В 25 лет рукоположен в сан иерея епископом Японским Николаем. Русские звали его Митрофаном. Еще в детстве Цзи Чун лишился своего доброго отца, который его очень любил и который передал сына на воспитание его бабке Екатерине. Мать его звали Мариной, она была учительница в одной женской школе. Тогдашний начальник Русской миссии архимандрит Палладий обратил особое внимание на юного Цзи Чуна и определил его к одному видному учителю, Лун Юаню, с тем, чтобы он был подготовлен к священному сану.

Цзи Чун был смирного нрава, очень внимателен, осмотрителен и чуток; был отзывчив и миролюбив. Если приходилось ему быть за что-то наказанным или в чем-то обвиненным, он не пытался оправдаться. Он никак не решался принять священный сан, отказывался от него, говоря: «Я малоспособный и робкий человек, как посмею дерзать принять такой великий сан?»

Но, принуждаемый начальником миссии и убеждаемый своим учителем, Цзи Чун ради святого послушания, которое должно царствовать во святой Церкви Христовой, подчинился воле своих наставников, хотя предчувствовал, что ему, как священнику, предстоит тяжелая судьба и мученическая кончина.

Как священник, Цзи Чун был главным помощником архимандриту Флавиану при переводе богослужебных и духовных книг на китайский язык. Пятнадцать лет служил он так Богу и народу своему. Притом терпел много несчастий от своего окружения, но не обращал внимания на это.

Во время «боксерского» восстания 1 июня 1900 года [5] здания Русской миссии были сожжены восставшими. Многие христиане, спасаясь от пожара, собрались в доме отца Цзи Чуна. Среди них были даже такие, кто не любил этого человека Божия, но милостивый Цзи Чун принял и их и не отогнал от своего дома. Видя, что некоторые устрашились и поколебались, Цзи Чун укреплял и ободрял их именем Христовым. Всякий день он выходил из дома, чтобы посмотреть на сгоревшую церковь, и молился Богу на ее пепелище.

10 июня около 10 часов пришли «боксеры» к дому Цзи Чуна и окружили его. В доме тогда было около 70 христиан. Некоторые из них смогли убежать и спастись, а те, которые были слабы, вместе с женщинами и детьми остались. Также остался и отец Цзи Чун. Он и не думал прятаться. Сидел во дворе своего дома и здесь ожидал «боксеров». Эти безбожники, зная, что он священник, были особенно обозлены на него. Поэтому сразу набросились на него с обнаженными мечами и пронзили ими его грудь.

Смертельно раненый священник упал под деревом и здесь предал Богу душу. Потом безбожники бросились в дом и перебили всех прочих христиан, которые там скрывались.

В 1903 году, уже в мирное для Китайской империи время, был воздвигнут в Пекине храм мучеников [6]. В тот храм было перенесено и тело священномученика Цзи Чуна и вместе с телами остальных китайских мучеников погребено под алтарем. А на месте, где погиб Цзи Чун, поставлен большой крест.

Каждый год в день памяти китайских мучеников, который приходится на 10 июня (по юлианскому календарю), после службы в храме совершается лития возле этого креста, и там ставятся поминальные свечи.

Так славно окончил свой земной век этот непоколебимый воин Христов и переселился в Царство Небесное. Оттуда являлся Цзи Чун своим единоплеменникам, когда они были мучимы, и как их ангел-утешитель ободрял и утешал, указуя на венцы славы.

Мученичество одной семьи

Священник Цзи Чун имел жену Татиану, происходящую из семьи Ли, и трех сыновей: Исаию, Сергия и Иоанна. У Исаии была жена Мария. Все они пострадали в то время за Христа, остался в живых только средний сын Сергий, сейчас протоиерей.

Татиане было 44 года. В ту страшную ночь 10 июня она как-то спаслась, но на другой день была схвачена «боксерами». Они схватили Татиану и еще 18 китайских христиан, всего 19 душ, затем вывели их из города через ворота, называемые Ан-Дин-Мин [7], и довели до «боксерского» лагеря, называемого Сяо-Инь-Фан. Здесь отсекли голову и Татиане, и остальным. На этом месте сейчас находится православная богадельня.

Исаие было 23 года. Он служил в артиллерии. 7 июня «боксеры» схватили его, еще прежде зная его как христианина. Они отсекли ему голову на главной улице у ворот Пин-Це-Мин [8].

Иоанну было всего 8 лет. В ту же ночь, когда был убит его отец, священник Цзи Чун, боксеры схватили и маленького Иоанна; ему изранили плечи и отрубили пальцы на ногах, отрезали нос и уши. Его тетя Мария спасла каким-то образом его от смерти и спрятала в туалете. На следующий день его нашли сидящим без обуви и одежды у ворот и спросили, больно ли ему. Малыш ответил: «Мне совсем не больно». Сила Христова утоляла боль. Уличная детвора смеялась над ним и кричала: «Ер-мао-цза!» [9] Это китайское слово значит «слуга диавола». Так китайцы-безбожники называли христиан. На эту издевку маленький Иоанн отвечал: «Я верю в истинного Бога и вовсе не Ер-мао-цза». Когда он попросил пить, ему не дали. Протасий Чан и Иродион Сю, тогда еще не крещенные, свидетельствовали, что видели это дитя с ужасными ранами на плечах и ногах. Раны его были глубоки, но он не ощущал боли. Когда «боксеры» снова схватили его, Иоанн спокойно и без страха пошел туда, куда они его повели, «как агнец на заклание». Видя это, какой-то старик сжалился над ним и сказал: «В чем виновато дитя? Это его родители провинились, что сделали его слугой диавола». Другие же ругали его. Но Иоанн на все это не обращал внимания, как и убийцы-«боксеры», которые вели его к месту казни.

Мария, супруга Исаии и сноха священника Цзи Чуна, была 19 лет от роду. За два дня до погрома она пришла в дом своего свекра, желая умереть рядом с ним. Когда 10 июня «боксеры» окружили дом священника, Мария все сделала для того, чтобы мужественно помочь другим спастись. Она выводила их из дома и поддерживала, когда они перелезали через стену. Но вот «боксеры» и солдаты разбили ворота и вошли во двор. Тогда Мария храбро стала перед ними и начала их сурово обличать за убийство стольких людей без какого-либо суда и следствия. Нападающие стояли как окаменевшие и не решились убить Марию. Но затем ранили ее руку и порезали ногу. Ее деверь Сергий трижды пытался убедить ее уйти и избегнуть смерти, но мужественная Мария отвечала ему: «Я родилась здесь, у церкви Пресвятой Богородицы, здесь хочу и умереть!» И осталась. Вскоре снова пришли «боксеры» и умертвили блаженную Марию.

Вот как пострадали и приняли мученический венец эти китайские православные христиане. Их мужество в исповедании Христа Богом и Господом перед безбожниками и их смерть за Христа без страха и колебания связывает их с древними христианскими исповедниками и мучениками в землях, близких к нашей.

Албазинцы[10]

Среди мучеников, пострадавших за Господа Иисуса Христа, было и много албазинцев. Это потомки тех славных албазинцев, которые еще в 1685 году принесли свет Христовой православной веры в Пекин, столицу Китая. Не всякий может стать мучеником Христовым. Это дается лишь тем, которые имеют особую любовь к Живому Господу. Это сугубая награда от Христа – умереть мученической смертью, как некогда умер и Он Сам.

Ради великой любви и преданности прежних албазинцев Господь наградил их потомков мученическим венцом. Албазинцы – это одно монгольское племя на юге русской Сибири, которое еще в XVII веке приняло православную веру.

Албазинцы Куй Линг и Хай Цихуан с братом своим Витом и албазинка Ана Жуй со многими другими албазинцами храбро пошли на смерть, не боясь тех, которые убивают тело, а душу не могу убить (см.: Мф. 10: 28). Сначала они были мучимы, а потом разными способами убиты безбожниками. Необычайно впечатляющими были сцены, когда эти дивные мученики на коленях просили Бога простить их мучителей, пока те точили мечи, чтобы порубить их. Эти примеры, случившиеся в начале ХХ столетия среди безбожного Китая, подобны тем, которые мы знаем с первых дней после Христова Вознесения, случившиеся в Иерусалиме.

Упокой, Господи

В кровавом 1900 году православная церковная община в Пекине была небольшой. Она состояла всего из тысячи православных китайцев. По причине гонения и мучений со стороны «боксеров» некоторые из них убоялись и отпали от истинной веры и принесли жертвы идолам. Но 300 из них пострадало.

Поистине, это была огромная потеря для такой малой общины. Почти треть. Но эта потеря была благословенной. И это потеря стала приобретением. Ибо те, кто пострадали за Христа, стали сильнее на небе, чем были на земле. Они имеют великое дерзновение просить у Бога все для своих сродников и соплеменников в земной Церкви. И Бог исполняет их прошения и мольбы. Молитвам китайских мучеников можно без колебаний приписать возрастание и распространение Православной Церкви в Китае после 1900 года. Вместо одного храма сейчас в Китае есть много православных храмов. И вместо одного архимандрита – начальника миссии в Пекине – сегодня есть три православных архиерея на китайской земле.

Есть китайцы – православные священники, диаконы, катехизаторы и миссионеры. Есть и несколько церковных больниц, школ и сиротских домов. И так, благодаря крови китайских мучеников, Христова вера распространяется и укрепляется в стране желтых людей. И в Китае, как и во всех других странах, явилась истинность этих слов: «Кровь мучеников – семя Церкви». А мы да помолимся Всевышнему о наших единоверных братиях – китайских мучениках: Упокой, Господи, слуг Твоих! И воскликнем: Слава тем, которых Христос прославил! Слава православным китайским мученикам во веки веков! Аминь.

Что мы знаем о китайцах

Мало что знаем.

Знаем, что их около 400 миллионов. Это больше, чем все европейские народы с Россией, вместе взятые.

Китайцы по большей части земледельцы. Известны как наиболее трудолюбивые в мире. Будучи многолюдны и весьма стеснены в своей земле, они были вынуждены употребить великий труд и находчивость, чтобы с малого надела земли получать как можно больший плод. После Первой мировой войны приехала из Америки в Китай одна земледельческая делегация, чтобы научить китайцев «рациональному» обрабатыванию земли. Во главе делегации был один известный профессор аграрных наук. Когда они вернулись в Америку, этот профессор заявил, что им «нечему было учить китайцев; напротив, они сами многому научились от китайцев».

Кроме того, китайцы преуспели в торговле и разного рода занятиях. Самые большие города у них: Пекин, Нанкин, Шанхай и Кантон [11].

Китайское государство весьма древнее. По словам самих китайцев, их царство существовало еще за 2 тысячи лет до Рождества Христова. С северной стороны Китай огражден одной необычайно широкой и высокой стеной, с башнями и помещениями для воинов. По преданию, эту стену воздвиг Цинь Ши Хуан в 200 году до Рождества Христова [12]. Хотя и до него существовало царство и были цари, его китайцы называют своим первым царем, потому что он сумел соединить раздробленные племена и править объединенным Китаем. Великую стену на севере он создал ради защиты земли от диких татар. Говорят, он построил ее за десять лет. Стена имеет протяженность около 2 тысяч километров. И действительно, она весьма хорошо послужила китайцам, так что многие века они жили в мире. Также эта стена помогла им охранить свой характер и свои обычаи от иностранных примесей вплоть до новейшего времени.

Что открыли китайцы?

Если бы не истинная вера, которую мы, как христиане, имеем, можно было бы сказать, что китайцы более цивилизованный народ, чем европейцы. По их преданию, цивилизация у них была развита уже за 2 тысячелетия до Рождества Христова. Их письменность датируется [по древнейшим памятникам] 1500 годом до Р.Х. За два века до рождения Господа китайская императорская библиотека содержала 2705 книг.

Раньше европейцев китайцы изобрели повозку с колесами, гончарный круг, корабельный компас и нотную запись музыки. Все эти изобретения китайцы приписывают одному своему великому правителю, который жил за 2500 тысячи лет до христианского времени.

Из растений и фруктов в Европу из Китая перенесли персики, мандарины и чай.

Китайцы первые создали бумагу и книгопечатание. Они первыми начали употреблять бумажные деньги. Если в Европе начал книгопечатание Иоганн Гутенберг († 1468), то китайцы имели печатные книги на 500 лет раньше. Первый сейсмоскоп создан китайским астрономом Чанг Хенгом [13] в 132 году по Р.Х.

Керамика у китайцев дошла до такого совершенства, как нигде в мире.

Китай еще и родина шелка. По преданию, первая китаянкой, которая начала разводить шелковичных червей и получать от них шелковую нить, была царица Схи Линг [14], в 2000 году до Р.Х. Она придумала и первый станок для тканья шелка.

Китайская мудрость

У китайцев было много своих мудрецов, из которых наибольшими считаются Конфуций, Лао Цзы и Мен Цзы. Их мудрость не содержит никакой божественной истины, но вся относится к людской власти, управлению государством и сохранению традиций. При этом существует и обширная устная народная мудрость. Приведем здесь несколько китайских изречений.

Войско готовят тысячу дней, чтобы употребить для одного дня.

Человек никогда не плутает так долго, как тогда, когда совершенно уверен, что знает путь.

Человеку, у которого нет улыбки на лице, лучше не открывать лавку.

Если опасаешься быть обманутым [при покупке], спрашивай о цене в трех лавках.

Увидеть что-либо лучше, чем тысячу раз читать об этом.

Счастье и несчастье стоит перед воротами каждого, и от человека зависит, что он позовет внутрь.

Легче найти тысячу солдат, чем одного полководца.

В 17 лет человек – как свеча на ветру.

Легко открыть лавку, трудно держать ее открытой.

Если сомневаешься в человеке, не бери его на работу; а если взял, то не сомневайся в нем.

Потерять уважение – большее несчастье, чем умереть от голода.

Можно до старости учиться и остаться неучем.

Если у тебя есть два хлеба, продай один и купи лилию (настолько китайцы любят цветы).

Лучше дать милостыню ближнему, чем идти далеко на поклонение идолу.

Китайские верования

Человека охватывает скорбь, когда он понимает, что китайский народ не знает Бога и поклоняется идолам. Столь одаренный народ с такой великой культурой и великой жизненной мудростью ничего не знает о едином Живом Боге. Этот случай с китайцами совершенно убедительно доказывает, что сам по себе народ, даже с наивысшей культурой, не может дойти до познания подлинной истины, если истина не явится с неба. Все, чему можно было научиться от земли, китайцы научились отлично, но от земли не могли они научиться небесным тайнам. Их мудрецы познали почти до совершенства многие тайны природы, но не могли отдернуть завесу с неба и познать небесные тайны.

Вера китайцев состоит из магии, идолов и спиритизма. Среди различных легендарных божеств, мужских и женских, человеческих и звериных, они обожествляют и многих своих предков. Каждый китаец держит у себя в доме или во дворе фигурки своих умерших предков из дерева или камня. Перед ними он кадит и зажигает свечи (из бумаги). Китайцы верят, что дух каждого человека живет и после его смерти. Конечно, в сравнении с тупым европейским материализмом, который отрицает существование духа и души, такая вера китайцев могла бы рассматриваться правильной. Но ее правильность простирается лишь на очень небольшую часть, после которой идет заблуждение.

По их верованиям, духи умерших людей вечно живут здесь, на земле, и нет другого места вне земли, где бы они жили. Они обитают повсюду: в домах, в воздухе, в растениях и деревьях, в реках и на полях. Эти духи обычно неспокойные и злобные, поэтому их нужно непрестанно умилостивлять жертвами. Очевидно, что китайцы считают духами своих предков не что иное, как замаскированных демонов. То же самое касается и спиритизма.

Как есть у китайцев различные верования, так есть у них и разные учения о власти. Три самых известных учения о власти это: во-первых, Конфуция, во-вторых, Лао Цзы, и, в-третьих, Будды[15]. Но есть и бесчисленное количество вариантов. Главные же: конфуцианство, даосизм и буддизм. Кроме того, в Китае живет и великое число мусульман.

Христианство в Китае

Согласно преданию, первыми благую весть о Сыне Божием принесли в Китай так называемые фомисты, то есть христиане из Индии, где проповедал апостол Фома. Но проповедь фомистов не была успешной. Несколько успешнее, хотя ненамного, прошли с проповедью несториане – еретики, которые, как изгнанники из Византийской империи, пошли далеко на Восток и достигли Желтого царства.

Римско-католическая Церковь позднее послала некоторых своих миссионеров в Китай, между ними и иезуитов. Самым известным их миссионером был Ксавье [16]. Но своими междоусобными беспорядками иезуиты соблазнили китайцев, и те одних убили, а других изгнали. После римских миссионеров пришли в Китай протестантские миссионеры из Англии и Америки. Наконец появилась и православная миссия – русская, с которой мы уже познакомили читателей.

Продавец белградских газет – китайский владыка

В Китае сейчас насчитывается от 20 до 30 тысяч православных китайцев [17]. Если бы все православные китайцы жили в одном городе, этот город был бы подобен нашему Прилепу. Русская миссия там имеет сейчас трех епископов: преосвященного Виктора в Пекине, Ювеналия в Тянцзине [18] и Иоанна в Шанхае.

Нынешний владыка Шанхайский Иоанн изучал юриспруденцию в России. Во время безбожной революции он со своими родителями бежал в Сербию. Его отец, Борис, некогда предводитель дворянства, поначалу оказался в Белграде без средств к существованию и работы. Мать отца Иоанна, Глафира Стефанович, – сербского происхождения – от сербов, некогда переселившихся в Россию. Чтобы обеспечить себя и своих родителей, Иоанн устроился продавцом белградских газет. И при этой работе закончил богословский факультет в Белграде в 1925 году. После этого был назначен наставником гимназии в Великой Кикинде. Затем принял монашество в Мильковом монастыре. Постриг он принял от знаменитого духовника архимандрита Амвросия. Рукоположил его архиепископ Челябинский Гавриил.

После этого в 1927 году он стал учителем семинарии в Битоле. Здесь он служил до 1934 года, когда был избран епископом Шанхайским и поставлен в русской церкви Святой Троицы в Белграде. Память об отце Иоанне осталась неизгладимой в сердцах всех православных битольчан, а особенно семинаристов. Пока он был в Битоле, он светил как звезда своим примером, и даже удаленность от Битолы не смогла умалить сияния этой звезды. В Благовещенской церкви, где отец Иоанн служил изо дня в день два года, его имя поминается и на богослужениях, и в разговорах. Его молитва помогала, его любовь восхищала, его аскетизм вызывал удивление.

И вот такового мужа избрал Господь и отправил в китайскую страну, да будет там Его евангелист и лученосец. Все мы желаем ему здравия и долголетия.

Китайское православное братство в Шанхае

Это братство состоит из многих членов – китайцев и русских. Под мудрым руководством своего архиерея, Его преосвященства владыки Иоанна, это братство хорошо развивается.

Мы хотим привести здесь имена нескольких китайцев – членов общины – и их род занятий, чтобы наши читатели видели, какие люди в Китае принимают Православие, и чтобы молитвенно поминали их имена: Николай Ли, священник; Андрей Юй, адвокат; Илия Чан, адвокат; Илия Вэнь, священник; Петр Чан, государственный чиновник; доктор Виктор Чиен, врач; Мелетий Ши, торговец; Амвросий Юй, драгоман; Иоанн Ло, переводчик; Фока Ма, учитель иностранных языков.

Молитва о китайском народе

Всевидящий Боже, Солнце солнц, Который Своим взором обнимает все сотворенное на небе и на земле, Ты один знаешь число воинства ангельского, как и число муравьев в песке, птиц в воздухе и рыб в воде, – молим Тебя, излей Свою милость на китайский народ, самый многолюдный народ Твой на земле.

Господи, Ты дал народу китайскому великую жизненную мудрость, чтобы знали они, как возделывать землю, вести торговлю, покоряться властям, почитать родителей, заботиться о своем доме и любить во всем порядок.

Но эта мудрость ведет человека только до гроба, который недалеко отстоит от всякого смертного. Недостает народу китайскому той вечной Твоей Мудрости, Господи, которая воплотилась на земле в Твоем Единородном Сыне, которая ведет душу за гробом и вводит ее в Царствие Небесное.

Творче благий, Любовь беспредельная, разве может Твоя любовь иметь границу, не распространяясь на многие миллионы Твоего великого китайского народа? Нет, нисколько! Но Ты Своим чудесным Промыслом определил время, в которое китайский народ придет и поклонится кресту Христову и примет в себя пречистую кровь Христову и силу Духа Твоего Святого.

Ускори наступление этого времени, Многомилостиве. Помоги миссионерам Креста и Воскресения в земле китайской. Отвори врата благодати Твоей для Китая вопреки грехам нашим. Дабы и земля желтых людей зазвучала песнями и восклицаниями из бесчисленных уст: «Рождество Твое, Христе Боже наш» и «Христос воскресе из мертвых»! Троица Пресвятая, соделай так по молитвам всех апостолов и евангелистов! Да будет так. Аминь.



[1] После начала выступлений против иностранцев, организованных в 1898 году китайской вооруженной группировкой «Дадао», в нескольких деревнях на севере Цинской империи поднялось восстание, на подавление которого были отправлены официальные китайские и иностранные войска. Со временем восстали жители соседних уездов. Ситуация усугублялась произволом германских солдат, которые опустошали отдельные провинции, что раздражало местных жителей. В начале 1898 года выступления в отдельных регионах севера Китая переросли во всеобщее народное восстание в провинции Шаньдун. К началу лета столкновения с войсками становились все масштабнее, появились первые жертвы среди мирного населения.

[2] В 1898 году на севере Китая начали активно действовать множество стихийно сформировавшихся отрядов с различными названиями: «Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань»(«Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») и др. Когда борьба против иностранцев достигла наибольшего накала и перекинулась из провинции Шаньдун и Чжили на северо-восточные провинции, наиболее распространенными названиями отрядов повстанцев становятся «Ихэцюань» и «Ихэтуань», которые, по сути дела, отождествлялись. Членов общества называли туань (отряды) и цюань (кулаки). Сами же ихэтуани считали себя «священными воинами», «справедливыми людьми» и «священными отрядами».

[3] В ходе восстания пострадали около 1000 православных китайцев, из числа которых в лике святых мучеников были прославлены 222 человека.

[4] Китайское имя священномученика Митрофана – Ян Цзи. Встречающаяся в русских публикациях форма его имени «Чун» не соответствует китайским иероглифам его имени. Здесь и далее написание его имени оставлено в соответствии с текстом святителя Николая Сербского без изменений.

[5] Дата приведена по юлианскому календарю.

[6] Храм во имя Всех святых мучеников на территории Российской духовной миссии в Китае («Бэйгуань») был освящен в 1903 году.

[7] Городские ворота Аньдинмэнь в северной части крепостной стены старого Пекина.

[8] По-видимому, ворота Хэпинмэнь.

[9] Неверный перевод распространенного именования иностранцев («волосатый ребенок»).

[10] Албазинцы – потомки русских казаков – поселенцев пограничного с Китаем острога Албазин, основанного Е.П. Хабаровым в 1651 году на Амуре (ныне с. Албазино Амурской области).

[11] Гуанчжоу.

[12] Строительство первой стены началось в III веке до Р.Х., во время правления императора Цинь Ши-хуанди (династия Цинь), в период Воюющих царств (475–221 до Р.Х.), для защиты государства от набегов кочевого народа хунну. В строительстве участвовала пятая часть тогдашнего населения страны, то есть около миллиона человек. Длина стены составляет 8851,8 км.

[13] Чжан Хэн.

[14] Си Лин Ши.

[15] Конечно, перечисленные учения – и даосизм, и буддизм, и даже конфуцианство – некорректно низводить до «учения о власти». Такой взгляд объясняется тем, что в 1930-е годы (время составления статей) святитель Николай еще не был серьезно ознакомлен с ними и доверялся, вероятно, популярным тогда представлениям. Позднее, познакомившись с восточными религиями, он относился к ним уже иначе, что видно из его книг «Индийские письма» и «Феодул, или раб Божий». – Примеч. пер.

[16] Среди других известнейших католических миссионеров в Китае – Маттео Риччи.

[17] Во время написания этой работы число православных китайцев превышало 6000 человек.

[18] Владыка Ювеналий (Килин) с титулом епископа Цицикарского был викарием Харбинской епархии и проживал в Харбине


Перевел с сербского Юрий Максимов
Примечания составил протоиерей Дионисий Поздняев
Перевод публикуется с некоторыми сокращениями.

pravoslavie.ru
Последнее обновление ( Вторник, 26 Апрель 2016 )
 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул