Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Книги arrow Архимандрит Матфей – целая эпоха в истории русской церковной музыки
Архимандрит Матфей – целая эпоха в истории русской церковной музыки Версия для печати Отправить на e-mail

www.rian.ru

Андрей Золотов-младший, главный редактор RussiaProfile.org.

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов) Награждение архимандрита Матфея (Мормыля) орденом святителя Макария митрополита Московского II степени

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов) Награждение архимандрита Матфея (Мормыля) орденом святителя Макария митрополита Московского II степени

Во вторник не стало самого значительного церковного музыканта России – заслуженного профессора Московской Духовной Академии архимандрита Матфея (Мормыля). Как сообщили в Русской Православной Церкви, он скончался после тяжелой болезни на 72-м году жизни.

Архимандрит Матфей (Мормыль) – это целая эпоха в истории русской церковной музыки.

Без малого 50 лет, с 1961 года возглавлял он хор Троице-Сергиевой Лавры, создал свой особенный – энергичный, вдохновенный, полиритмичный стиль звучания мужского хора. Как профессор Нового Завета, церковного устава и литургики в Московской Духовной Академии, он воспитал не одно поколение священников.

Но более всего он был известен именно как регент – дирижер церковного хора, под руками которого возникало неповторимое по своей палитре, внутреннему пульсу и духовному проникновению звучание хора на всех важнейших службах Русской Церкви в течение нескольких десятилетий, при четырех патриархах – Алексие I, Пимене, Алексие II и Кирилле.

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов)

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов)

В конце 50-х и 60-е годы он собирал и записывал элементы почти разгромленной в предыдущие десятилетия традиции русского церковного и особенно монашеского пения. Когда же в 90-е годы по всей стране стали открываться сотни храмов и монастырей, разошедшиеся в тысячах экземпляров ксерокопии его аранжировок стали основой репертуара для практически всех мужских хоров на всем пространстве Русской Православной Церкви.

Наверное, каждый, кто бывал на важнейших богослужениях в Троице-Сергиевой Лавре или патриарших службах в Москве, запомнил этого человека – высокого, с косматой бородой и по-монашески забранной в хвост длинной шевелюрой, широкой улыбкой, лучезарными глазами, экономным жестом и колоссальной энергией, изливавшейся из него на его подопечных. Он как будто дышал вместе с ритмом богослужения, а пение его хора доносило это дыхание до всех молящихся.

«Его творчество было священнодействием, – говорит известный московский регент Алексей Пузаков, руководитель хора Государственной Третьяковской Галереи, – он был очень индивидуален и очень убедителен. Он создал свой стиль – высокий, музыкальный, духовный и одновременно очень лирический, тонкий. Он был музыкант и личность огромного масштаба, равного которому трудно найти. Его можно поставить в один ряд только с самыми выдающимися церковными музыкантами – такими, как Николай Матвеев, а из мастеров ушедшей эпохи – такими, как Николай Данилин или Александр Кастальский. Что-то было пророческое в звучании его хора, да и видом своим он напоминал пророка. Что-то было в этом от танца Царя Давида перед ветхозаветным Ковчегом».

«Такие люди рождаются, может быть, раз в сто лет, может быть, раз в тысячу лет, – говорит ректор Московской Духовной Академии и Семинарии архиепископ Верейский Евгений – это был самородок, который обладал талантом от Бога и этот талант преумножил. У него не было никакого систематического музыкального образования, но он достиг таких высот в церковном пении! Он работал с людьми, подчас тоже не имеющими музыкального образования и он из них эти таланты вытаскивал наружу».

Как профессор он был «интеллектуальнейшая личность», говорит архиепископ Евгений. Как регент он «трудился, не покладая рук». По словам ректора, последний раз архимандрит Матфей дирижировал хором несколько дней назад – сидя в коляске. Последние годы он с трудом ходил и дирижировал сидя. Именно так, сидя в кресле, он вдохновенно дирижировал и на интронизации Патриарха Кирилла 1 февраля этого года, а потом, превозмогая явную боль, пересаживался из кресла в коляску, на которой его студенты повезли его к лифту.

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов) Патриарх Алексий II и Архимандрит Матфей (Мормыль)

© Пресс-служба МДА, Пресс-служба Московской Патриархии (С.Власов) Патриарх Алексий II и Архимандрит Матфей (Мормыль)

Лев Васильевич Мормыль родился 5 марта 1938 года в станице Архонская бывшей Терской области (ныне Республика Северная Осетия-Алания). В 1959 году закончил Ставропольскую духовную семинарию, затем учился в Московской духовной академии. По окончании ее в 1963 году начал преподавать. В 1962 году пострижен в монахи с именем «Матфей». С 1964 года – иеромонах, с 1971 года – архимандрит. С 1988 – профессор. В 2004 году ему было присвоено редкое звание заслуженного профессора Московской духовной академии. А хором Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Семинарии и Академии он руководил с 1961 года.

«Он любил пение, но больше всего он любил богослужение,» – говорит ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии епископ Гатчинский Амвросий – в прошлом ассистент и послушник отца Матфея.  Владыка Амвросий вспоминает, как в октябре прошлого года он увидел отца Матфея буквально через несколько дней после тяжелой операции в храме на праздник преподобного Сергия Радонежского. «Он был в жутком состоянии физически, и я спросил его, зачем он так себя мучает, а он заплакал и ответил: «Ну как же я буду на день Преподобного Сергия и не в храме?» У него были особые отношения с Преподобным Сергием».

Епископ Амвросий говорит, что архимандрит Матфей был «настоящий монах» и, несмотря на свою мировую известность, жил в скромной келье, где всегда привечал студентов, раздавал им привезенные с Кавказа гостинцы, а когда узнавал, что у кого-то из студентов случались дома неприятности – просто звал к себе и тихо давал деньги на дорогу домой. Тяжело болея, он не раз отказывался от элитных больниц, говоря, что келья – это его любимое место на свете после клироса (места в храме, где стоит хор – прим. Ред.) «Насколько он был пламенный и требовательный в пении, настолько он был добрый и гостеприимный в жизни», – говорит епископ Амвросий.

По словам епископа Амвросия, в академических кругах ходило предание о том, что патриарх Пимен когда-то предлагал отцу Матфею стать епископом, но тот отказался, сказав, что его служение – именно быть регентом и учителем.

И архиепископ Евгений, и епископ Амвросий, и Алексей Пузаков в один голос сказали РИА Новости, что никто не сможет по-настоящему заменить архимандрита Матфея (Мормыля) для Русской Церкви и русского церковного пения.

«К сожалению, он действительно неповторим, – говорит епископ Амвросий, – Не знаю, когда еще родится человек, который станет таким же регентом от Бога».

Последнее обновление ( Вторник, 26 Апрель 2016 )
 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул