Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow Смирение с радостью. Сложные вопросы семейной жизни.
Смирение с радостью. Сложные вопросы семейной жизни. Версия для печати Отправить на e-mail
автор: Со священником Игорем Фоминым беседовала Валерия Ефанова

Как складываются отношения в молодой семье? Нужен ли супругам общий духовник? Что такое смирение? От кого зависит семейное счастье? На эти и другие вопросы сайта «Православие и мир» отвечает священник Игорь Фомин, клирик Казанского собора на Красной площади, член Комиссии по церковной социальной деятельности, руководитель направления по работе с многодетными семьями.

Господь изменяет Свою волю под тебя

– Отец Игорь, Вы, как пастырь, наверное, не раз сталкивались с такой ситуацией: молодые люди вступают в брак, они друг друга любят, считают, что проживут вместе всю жизнь… Подсознательно или осознанно, выстраивая отношения, они ориентируются на опыт родителей и знакомых. Иногда считают, что никакие советы им не нужны. Но священник, духовник все-таки может сказать им что-то важное. Что вообще может дать молодой семье Церковь?

В Финляндии есть замечательная традиция, или, в хорошем смысле, примета: лучшим женихом считается тот, кто прожил год в Ново-Валаамском монастыре послушником. Такой человек котируется выше выпускников университетов и институтов, ведь он приобрел смирение, терпение, послушание, что для главы семьи тоже очень важно.

 В чине венчания молодых спрашивают: «Любите ли друг друга, готовы ли взять в жены-мужья такого-то и такую-то…» Вопроса о родительском благословении нет. Это дает нам право, потерев ручки, сказать: «Ага, это необязательно. Нам уже 16-18 лет, и никто нам не указ». На самом деле, родительское благословение молодой паре необходимо. Потому что, во-первых, родители – это любящее сердце, которое своему ребенку зла не желает. Сердце не только любящее, но и опытное. Оно знает, что жить-то будешь не с лицом, а с душой.

Что может дать духовник? Духовник – это тот, кто приносит благодать в семью. Это не руководитель – руководителем духовник может быть в монастыре, а в миру это опытный человек, старец (может и не очень преклонных лет). Зачастую слово духовника считают истиной в последней инстанции. На самом деле, это неправильно. Даже Серафим Саровский рассказывал, что когда он говорил "от себя", то мог ошибаться. Если Серафим Саровский, который постоянно находился в молитвенном единении с Богом, жил Им, мог говорить от себя и ошибаться, то, извините, и духовник может ошибаться. Духовник – не тот, кто отдает распоряжения, а тот, кто приносит благодать в семью. Это очень важный момент.

Одна духовная дочь о.Бориса Старка как-то спросила его: «Как исполнить волю Божию?» И тот ей ответил: «О, а ты попробуй ее не исполни».

– Как так, батюшка?

– Господь – это любящий Отец, Который постоянно, видя твои немощи, изменяет Свою волю под тебя.

Любящие родители часто ставят своим детям высокие планки: «Пойдет в школу - будет отличником, гением!».  А ребенок, загруженный одним, вторым кружком, потихоньку «закипает». Тогда мы понимаем, что, хотя он гениальный и хороший, планку свою нам надо снизить. Также и Господь изменяет Свою волю, снижая планку под нас, но любовь Его не иссякает. Точно также и духовник: он должен смотреть на семью, которая к нему обратилась, ставить цели высокие, замечательные, большие, а потом постепенно снижать эти планки до приемлемых границ. Это очень важный и принципиальный момент: не загнать двух лошадок, лошадку и коника, а, наоборот, с любовью, мягко вывести их на пастбище, на заливные луга, где они могли бы с радостью славить Бога.

Что может дать духовник? Да многое. Он может дать мир и взаимопонимание. Совет духовника должен приводить к радости и благодати в семье. Если после совета духовника семья разрушается – надо срочно задуматься: духовник ли это или кто-то в овечьей шкуре.

фото Олега Коновалова http://fotogalereia.ru
фото Олега Коновалова http://fotogalereia.ru

Кому Церковь не Мать…

– В семье должен быть один духовник?

–  Если уживаются два духовника в одной семье – замечательно, и такое бывает. Все зависит от их грамотности и духовности. Благодать – она одна, дорожки к ней ведут разные, ничего в этом страшного нет.

Духовник это тот, кто ищет пользы своего духовного чада. Если чадо хочет уйти – надо посмотреть, куда оно хочет уйти, и отпустить: нельзя быть слишком ревностным. Я не думаю, что мудрые духовники столкнут лбами мужа и жену, ведь, повторю, слово духовника – это не свод мертвых правил и законов, здесь не нужная рабская покорность. Духовник – это тот, кто выводит человека на свет, а не загоняет его в узкие рамки. Он не может приказать: «Делай 150 поклонов, прежде чем поцеловать мужа». Если он так говорит, то обязан сам вдвойне исполнить то, чего требует от духовного чада, я имею в виду поклоны. Это правило священников: «Даешь благословение – должен сам в два раза больше исполнить». Поэтому честный духовник не будет давать неисполнимых благословений, он будет не указывать, а адаптировать ситуацию ко спасению.

Церковь – богоустановленный институт, Тело Христово, поэтому от Церкви зависит многое, практически всё. Если молодые останутся в Церкви, то они будут пребывать   в   общении со Христом, в радости радость, на пути к спасению.

Семья – это тоже богоустановленный институт, преодоление трудностей в которой позволяет человеку достичь духовности и войти в Царствие Небесное именно по благодати Христовой. Если молодые в Церкви не останутся, не будут слушать Матерь-Церковь – то и Бог не будет им Отцом.

– Бывает, что люди ходят в храм, крестят своих детей, расписаны, разводиться не собираются, но и венчаться не хотят, потому что, как они объясняют, это, во-первых, наложит на них какие-то новые обязательства, а во-вторых, «развестись, если будет нужно, не смогут».

Когда один мыслит о путях отступления, а вернее бегства, дезертирства, несчастен тот супруг, с которым живет это дезертир, потому что он в любой момент может всё бросить. С таким не только в брак вступать нельзя, но и в разведку ходить не стоит. Я считаю, что именно в этом случае Церковь вполне может отлучить от Причастия того члена семьи, который так говорит, как человека, пренебрегающего Таинством, и живущего в блуде.. Допустим, жена хочет венчаться, а супруг «в общем, не против, но пока не готов». «Мало ли, вдруг мне придется бежать с этого поля боя – пусть тот, кто остается, сражается дальше с этими одним-шестью детьми» – думает он про себя.

– Бывает также, что люди ходят в храм, исповедуются то у одного батюшки, то у другого, и говорят, что духовника сейчас найти невозможно: «Духовность оскудела, времена тяжелые, мы уж как-нибудь…» Свои проблемы, беды они не несут на исповедь. Возможно, жалуются иногда на свою половину, но никакого совета и не хотят: «Мы знаем, что батюшка скажет «смиряйся и терпи». Что с того, я это давно уже в книжке прочла, не помогает».

Можно ли переплыть море в одиночку? Можно. Мы знаем таких чемпионов, что вплавь Ла-Манш переплывали. Вспомним одиночные путешествия Федора Конюхова. Таких смельчаков в истории было, конечно, еще больше, да не все доплыли, многие утонули.

Пожалуйста, плыви. Ты – чадо Божие, и Господь будет о тебе пещись и заботиться. Но чем хорошо духовное руководство, не просто руководство, а духовное? Тем, что это взгляд третейского судьи, который всегда может подсказать новое решение.

Приходит разгневанный супруг, жалуется: «Она такая-сякая». Батюшка ему ответит: «В семье всегда виноваты оба. Подумай, может, ты в большей степени виноват? Вы – одно целое». Как выйти из этой ситуации? Настоящий духовник выведет.

Конечно, настоящего духовника найти сложно. Особенно если искать чудотворца, или имеющего духовный авторитет в обществе… К нему бывает трудно не то что попасть,   а просто дозвониться: его раздирают все и вся. Дети, если они у него есть, буквально прячут телефон, чтобы папа отдохнул и побыл с семьей. Знаю такие случаи.

К поиску духовника можно подойти и так: каждый человек, сподобившийся сана от Бога, все-таки является вестником Христа. Просто решите вдвоем: «Давай исповедоваться у этого батюшки». Знаете шутку про конную милицию? «Одна голова хорошо, а две лучше». Вот так и здесь. Одно целое, муж и жена, решили завести себе вторую голову: пусть эта «лошадь» нас вывезет, когда мы будем совсем изранены и измождены… И вывезет! Я не встречал ни одного священника, который бы не переживал за людей, которые ему доверились. Говорят, что есть плохие, грубые, жестокие… Но равнодушных нет.

– Равнодушие – это самое страшное?

Я считаю да, самое страшное – предательство и равнодушие. Когда батюшка бежит с поля боя и когда он равнодушен.

 

Смирение с радостью

– В брошюрах, посвященных браку, часто говорится, что задача сохранения семьи почти целиком лежит на жене: она должна смиряться, терпеть мужа, принять и простить его измену, если такое вдруг случится. Женщина уже настроена слышать от Церкви только одно: «Смиряйся, смиряйся, смиряйся». Подобный подход легко объяснить социальными условиями, когда жена финансово зависит от мужа. Но на сегодняшний день многие получают порой столько же, а иногда даже больше, чем их мужья, и задаются вопросом: «А почему я должна смиряться, уступать ему»?

Давайте сначала разберемся, что такое смирение. Смирение рассматривается в двух аспектах. Первый – это рабская покорность. С этим, конечно, никто не смирится. А второе-то, собственно, и присуще Церкви. Это умение с благодарностью и радостью жить в тех обстоятельствах, в которые тебя поставил Господь. Это очень важно – «с благодарностью». Без радости, сквозь зубы, благодарить невозможно.

На ваш вопрос я хочу попытаться ответить примером. В Москве есть замечательный батюшка, отец Сергий Правдолюбов, о котором, наверное, многие слышали. К нему однажды пришла женщина и сказала: «У меня в семье трагедия: муж прирос к дивану». Очень известная по нашим временам трагедия, сами понимаете. «Лежит, пьет пиво, смотрит телевизор, читает газету». Всё очень знакомо. Еще прирастают к компьютеру, влюбляются в машину, посвящая ей все свободное время, покупают ей все самое дорогое, а жене – по остаточному принципу.

«Что делать? – спрашивает она. – Сил уже никаких нет. Денег не зарабатывает, ничего не приносит…» Отец Сергий ей отвечает: «А ты во всём слушайся мужа». Естественный ответ, который, как говорится, в любой книжке можно найти. «Как слушаться?» – недоумевает она. «Что он говорит, то и делай. Абсолютно всё».

Приходит она к своему инвалиду с диваном и говорит: «Ты знаешь, батюшка мне сказал тебя слушаться». «Слава Богу, наконец-то нормальные попы пошли», – обрадовался он.

«Ну, говори, что делать, я без дела с тобой сидеть смотреть телевизор не могу», – просит жена. Он растерялся, потому что раньше, видно, одни претензии были, а тут всё изменилось.

– Ну, иди, обед приготовь.

– Так холодильник же пустой.

– Купи продуктов.

– Денег нет. Дай хоть что-нибудь.

Он дал ей денег, она всё купила, приготовила и зовет: «Иди, дорогой, кушать». Он пришел, посмотрел, и спрашивает: «Это что за обед?» «Ну, какие деньги дал, так и получилось». Он пошел, достал еще денег: «На ужин получше что-нибудь купи, дети не должны такое есть. А у тебя, что, совсем денег нет?» Она отвечает: «Нет, совсем нет. Мне батюшка сказал только тебя слушаться и не возражать». «Да, хороший батюшка».

Пошла она и приготовила уже нормальный ужин. Через три месяца эта женщина принесла отцу Сергию огромный букет роз в благодарность за то, что он вернул мужа в семью.

Итак, смотрите, что происходит: бедный наш злополучный муж (а может быть и обратная ситуация) не зарабатывает денег, ничего не делает… Что, он этого не осознает? Вполне осознает. Ему просто наплевать на это. Где-то в глубине души он понимает, что всё это ему не нужно, надоело, а тут жена еще криком кричит.

Он совершил проступок, согрешил безразличием, и она ему, образно говоря, дала сковородкой в лоб. Этим он искупил свой грех, и может дальше поступать так же потому что знает: «Я согрешу, но я же и претерплю, понесу наказание, унижение от жены».

А если наоборот: он согрешил, а ему вдруг в ноги поклонились? Он опять согрешил, и на это не обратили внимания. Как же так? У такого человека со временем всё равно заговорит совесть. Не скоро, но заговорит. Да, этой женщине просто повезло: Господь видел, что терпения у нее, наверное, мало, и через три месяца всё управил. Бывает больше. У нас на приходе был случай, когда муж так бросил пить.

Через десять лет после свадьбы он вдруг начал пить по чуть-чуть, но каждый день. Иногда приползал, иногда даже приносили его домой. Через десять лет он вдруг завязал. «Почему?» – спросил я его. «Знаете, батюшка, я сначала думал, что ко мне жена равнодушна, а потом понял, что она меня любит». Он ей скандал ревности закатил, и увидел, что она плачет, а его любит. Тогда я ее спросил: «Как же получилось, что ты ничего ему не говорила, не отвечала?» «Вы знаете, батюшка, хотела. Приходит он домой, а у меня внутри всё кипит – так бы всё и выпалила. Ну, что я ему сейчас скажу, пьяный ничего не поймет, а наутро проспится – мне его жалко».

– Не у каждого на это хватит терпения.

  – Не у каждого. Трудность ведь в том еще, что и сроков этому терпению никаких нет. Вот сказали бы: «Потерпеть надо двадцать пять лет». Любая христианка набралась бы сил и потерпела. Из последних сил бы терпела. Но ведь никто не гарантирует, что это не продлится всю жизнь. Это очень важно.

Женщина, о которой я рассказал, пришла к своему мужу с послушанием. Он мог так и остаться инвалидом с диваном на спине, но ее терпение его переродило.

– То есть надо иметь веру, что всё еще можно изменить?

Нет. У нее не было уверенности, что он изменится. Здесь была только любовь. Бескорыстная, жертвенная, как в Евангелии. «Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». (Мф. 25, 34-40).

Они даже не знали, что делали это для Бога, что это привлечет Его на их сторону. Любовь, бескорыстие, сострадание. В древнерусском понимании это жалость, ведь на старом языке «жалость» означает любовь.

Зачем нам идеальный дом?

– Правильно ли, когда муж становится для женщины третьим, четвертым ребенком?

Это вообще трагедия современности, которая коренится в советском времени. Полуторагодовалого ребенка отдавали в ясли, где его воспитывали женщины, в школе снова учили женщины… А где родители? Они с восьми утра на работе, возвращаются домой к семи-восьми вечера. Всё общение у ребят с мужчинами сводилось к выходным и отпуску, в лучшем случае. Отсюда и безвольность целых поколений. А потом, дорогие женщины, перехватывать инициативу нельзя. Жалуются: «Мне легче самой вбить гвоздь, чем просить об этом мужа. Я меньше времени на это потрачу, быстрее и аккуратнее сделаю. Пока ему объяснишь, зачем это нужно, какой гвоздь надо вбить, чем его надо вбить – две недели пройдет. Мне сейчас надо это зеркало, картину, полочку повесить!» Пусть две недели пройдет, но он это сделает своими руками.

Иногда еще говорят: «Мы живем в полной нищете». Или, как однажды мне сказали: «Я зарабатываю больше, чем мой муж».

– Зачем ему зарабатывать больше, если это делаете Вы? Можете остановиться? – спрашиваю я.

– Не могу, – отвечает.

– А больше можете?

– Больше могу.

– Ну, так зарабатывайте еще больше.

Вот она начинает получать еще больше, трудясь с утра до вечера. Работа у нее сдельная: чем больше работаешь, тем больше получаешь. Результат какой? Муж всё это увидел и ее пожалел: «Что ты так убиваешься?» «Да вот, есть нечего!» «Не волнуйся, сейчас мы всё решим, что ты так переживаешь?» И решил. Опять же, здесь не было никакого скандала внутри семьи: жена тянула это лямку, и муж изменился. Просто была любовь.

Нельзя перехватывать инициативу. Если забивать гвозди – это мужское дело, пусть этим занимается мужчина с ребятами, не нужно учить их вязать носочки-шапочки, как это сейчас модно.

Какую цель мы ставим? Мы хотим украсить дом, чтобы все, приходящие в гости, ахнули. А что за этим стоит? Скандалы, ругань, упреки: «Ты не помогаешь!» Никакого мира нет за этой красотой. Как обычно бывает? Сделают такую конфеточку, и, в лучшем случае, разведутся, а в худшем – кто-нибудь помрет. Очень важно определить вектор, куда мы движемся.

– Все хотят «хорошо жить».

Каждый по-своему понимает, что такое «хорошо» и «достойно». У кого-то цель – жизнь со Христом. Вот его цель. Все остальное – лишь средство. Семья, дети, муж. Все становится средством и начинает нормально работать.

– Как можно говорить, что дети, муж – всего лишь средство?

  – Я часто привожу в пример следующее. Цель воина – получить автомат или взять высоту? Автомат это средство достижения цели. Он не будет им колоть орехи или ставить в красный угол и петь ему акафисты. Автомат будет всегда смазан, готов к службе. Он используется по назначению, потому что воин знает: от автомата зависит его жизнь.

Если наша цель – Христос, то муж – средство достижения этой цели. Разве Господь сказал: «По тому узнают все, что вы Мои ученики…», что имеете украшенный дом? Нет, по тому, что имеете «любовь между собою» (Ин. 13, 35). Не нужен мне красивый дом, если нет у меня любви к семье. Для кого вы готовите обед? Для семьи. Когда остаетесь одна, будете ли что-то делать? Почти уверен, что остановитесь на бутерброде с чаем. Для себя человек ничего не делает, только для окружающих. Зачем мне идеальный дом, если я шугаю своих детей, заставляя их ходить по нему на цыпочках?

– У некоторых даже минимума нет. В Москве это означает «живем с родителями, своей комнаты почти нет, приходится как-то ютиться». Минимум – своя квартира, свой дом.

Это хороший минимум, дай Бог.

– Но если для достижения даже этого минимума муж не хочет прилагать усилий?

Во-первых, это невозможно. От работ праведных не построишь палат каменных. Если честно жить, квартиру сейчас не приобретешь. Даже семьям с пятью детьми сейчас дают квартиру, только если они встали на очередь до 2005 года. Есть, конечно, какие-то определяющие вещи, то, чего очень хочется. Но, к примеру, еще в 1950-60-х годах все жили в коммунальных квартирах, и радовались. Потом переехали в одно-, двухкомнатные квартиры, жили кучей народа, и снова радовались. Сейчас каждому нужно отдельное жилье. Получим, может быть, будем радоваться, но вскоре захотим еще чего-то.

– Сложно радоваться, когда тебе постоянно показывают картинки на экране телевизора или в журналах, судя по которым, ВСЕ живут отлично, кроме тебя самого.

Да, мы завидуем той жизни, которую нам показывают, но даже не представляем, что за этой жизнью стоит. За всем этим стоят очень сложные взаимоотношения. Иногда холодный расчет, иногда скандалы и ругань. Просто даже убийства за деньги. Так что лучше с милым в шалаше, чем с нелюбимым во дворце.

– Значит, христианин должен идти против «соблазнов века сего»?

В этом выражении, мне кажется, скрыта мысль, что «век сей» – это норма, против которой мы и идем. Наоборот, мы находимся в норме, а отклонения века – уже не норма. Они очень вкусны и приятны, но после них бывает очень серьезное похмелье. За все надо платить. Пожалуйста, можешь душу отдать, я думаю, лукавый тебе много что предоставит. Обманет, конечно, по полной программе, но что-то да предоставит.

У евреев есть одно интересное повествование о том, как одна семья очень нуждалась и молилась Господу: «Ты обещаешь, что в Царствии Небесном у нас всё будет из золота: и дом, и стулья, и столы… Мы здесь нищенствуем и умираем. Пошли нам хотя бы ножку от нашего будущего стола, чтобы нас утешить». Вдруг появляется рука Божия и кладет им на простой стол золотую ножку. Вот оно счастье и благоденствие! Тогда отец семьи вдруг задумывается: «Это что же значит, мы сейчас здесь поживем, а потом у нас всю вечность будет колченогий стол? Нет, Господи, забери ее обратно».

Понимаете, мы очень ненасытны. Семейные люди приезжают в монастырь, проводят отпуск и вздыхают: «Как хорошо!» Монахи, и это я не голословно говорю, приезжают на приход и говорят: «Как у вас тут хорошо. Служить бы на приходе».

А человеческое естество всегда чем-то недовольно. Это наше греховное состояние. Об этом мы с Вами и говорим – о смирении, об умении с радостью и благодарностью принимать всё, что дает Господь.

 

Продолжение следует…

Источник:

 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул