Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow Миссионеры ли мы?
Миссионеры ли мы? Версия для печати Отправить на e-mail

Священник Александр Усатов


    Миссионерская деятельность есть отражение Апостольской природы Церкви. Именно открытость и обращенность к миру, пока еще непросвещенному верой Христовой, позволяет Церкви прорастать в ткань мира, быть его закваской и светом. Можно даже утверждать, что Невеста Христова не может не быть таким светом и закваской, ибо в этом Ее предназначение в земной истории. По сравнению с сектантской самозамкнутостью Церковь всегда выходит за свои границы, за "край земли" (Деян. 1:8), Ей есть дело до всего, что опроисходит с нецерковным обществом, и именно эту устремленность мы именуем Миссией Церкви…

Добрый Пастырь
Начало миссии — в Боге-Троице
Размышления о миссионерстве в современных условиях приводят нас к словам апостола Павла, именующего Самого Христа Спасителя Апостолом нашей веры: «Итак, братия… уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа» (Евр. 3:1). Ради спасения человека Сын Божий становится Посланником Отца Небесного и приносит на Землю Радостную весть. Люди потеряли Бога, забыли дорогу к Нему, поэтому Он Сам сошел на Землю, чтобы найти и спасти их, соединив с Собой.
Почему же Он так поступает? Почему Бог обращает Свое внимание на грешного Закхея, и приходит в его дом (Лк.19:2-10)? Зачем Он ищет заблудившуюся овцу, а когда найдет ее - больную и обессилевшую - с радостью взваливает на Свои плечи (не просто без отвращения, а именно «с радостью»!) и несет к Отцу Своему (Лк. 15:3-6)?
Отвечая на эти вопросы, мы сможем понять, для чего Он и каждому из нас предписывает такое же движение навстречу грешному и убогому человеку, говоря: «итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир» (Мф. 22:9).

Не наполнять сосуд, а зажигать свечу!
Миссионеров теперь готовят и в семинариях, и богословских институтах. Профессионально. Но только тот, кто возгорелся этой Божественной любовью к людям, может именоваться и быть православным миссионером. Ведь чтобы зажечь ближнего пламенем Божьей веры, необходимо самому ею пламенеть. Свеча зажигается от свечи, а сердце зажигается от сердца. По словам митр. Антония Сурожского, лишь тот сможет обратиться ко Христу, кто увидит на лице хотя бы одного человека «сияние жизни вечной».
Этот «сияющий» человек болеет душой, когда видит вокруг себя погибающих вне Церкви людей. Желание помочь таким людям становится для него вполне естественным стремлением.

Эстафету миссии принимает приход
В настоящее время пред нами стоит еще одна, не меньшая проблема. Любой самый замечательный миссионер приводит людей не к себе, а к дверям Храма - к Богу. Поэтому его усилия увенчаются «успехом» в том случае, когда вся община будет рада приходу нового человека, когда новообращенный нужен и важен прихожанам конкретного Храма. «Каждый входящий в храм должен почувствовать атмосферу любви, приветливости, участливости и заботы. Неужели нам нужно учиться у сектантов, которые каждого приходящего с любовью встречают?», - спрашивает Святейший Патриарх Алексий II. Ведь если забудет «священник, и все служители храма, что одна из задач их деятельности, их священный долг - приветить, утешить, согреть любовью каждого пришедшего», то «своей холодностью, грубостью или нежеланием потрудиться на пользу ближнему» они могут свести к нулю все усилия миссионеров. В итоге люди уйдут в секты, где найдут самый радушный приём. А ведь в этом, по мнению нашего Первоиерарха есть и доля нашей вины: «люди отходят от Православия в силу недостатков нашей просветительской и миссионерской работы, нежелания отдельных священнослужителей кропотливо трудиться над духовным воспитанием приходящих в Церковь людей». Вот почему миссионерский дух важно возгревать как священникам и профессиональным миссионерам, так и рядовым членам православного прихода.

Как и о чём говорить с нецерковным человеком?
Но зададимся еще одним вопросом. Мы так часто видим, как церковные люди с большим усердием стараются вразумлять «захожан» и своих родственников. Усердие налицо, но почему же их стремление не всегда находит живой отклик в людях?
Не секрет, что рядовой россиянин уже не надеется услышать живое слово о Христе, ведь за прошедшие двадцать лет церковной свободы мы (т.е. люди Церкви) не всегда спешили найти время и силы для такого свидетельства. Но «свято место пусто не бывает». Вместо настоящей религии, понимаемой как личная Встреча с Богом, нам предлагают псевдорелигиозные пути достижения комфорта «здесь и сейчас»: приворожить, пошептать на успех или счастье в браке. В постхристианском обществе нет теперь места таким словам, как покаяние, смирение и молитва, зато так популярны рассуждения о карме, порче и астрале. То, что христиане называют благодатью, редуцируется в околоцерковных кругах в безликую «положительную энергетику». Вот и получается, что приходящих в Храм людей теперь интересуют далекие от приводящих к спасению вопросы: в какой именно день поминать усопшего и можно ли при этом пользоваться вилками… Поэтому нынешнее поколение россиян нуждается не в лубочно-елейных рассказах о Церкви, а именно во «вторичной христианизации». Под этим термином мы понимаем попытку заново осмыслить суть православного учения (в фокусе которого стоит Сам Христос) вместе с теми людьми, которые были крещены Православной Церкви, но для которых церковная жизнь сводится к освящению куличей и плодов, а утверждения о «Боге в душе» сопряжены с абсолютно неприемлемыми для православных христиан воззрениями на Бога, Церковь и человека.
Говоря о миссии православных христиан, нам стоит выделить два момента:

ЧТО и КАК мы пытаемся поведать нецерковному человеку о Православии?

Именно на этих вопросах стоит остановиться, говоря о миссионерских концепциях и заветах.
Так с каким же словом мы обращаемся к людям мира сего? Как наша миссия соотносится с тем поручением, которое Господь дал Своим апостолам? Чем мы спешим поделиться с человеком, впервые вошедшим в Храм, или спрашивающем нас о Православии вдали от Церкви?
Некоторые из нас вполне уверены, что христианство - это религия, которая требует от человека лишь слезы, поклоны, свечи. Как будто именно в этом и заключается наше любимое Православие! Даже церковные люди воспринимают Весть Христову как множество ограничений и «нельзя» (не есть, не пить, не прикасаться и т.д.). И именно так многие из нас преподносят церковную жизнь малорелигиозному человеку: не о свободе, которую дарует нам Дух Святой, говорим мы этим людям, а о банальном наборе запретов и предписаний, смысл которых для них далеко не очевиден. Вместо того, чтобы «дать» и приобщить, мы пытаемся сразу нечто «забрать» и запретить.
При этом мы забываем, что грех заключается не в простом нарушении системы запретов. Это глубинный отрыв от Бога, и жизнь без Духа, без Любви. Поэтому и спасение от уз греха должно начинаться изнутри. Начиная с искренней молитвы и смирения. На это с самого начала необходимо обращать внимание. До тех пор, пока сердце человека не коснется Господь, духовность кажется ему запредельной и нереальной, а светская жизнь заключает в себе весь круг его интересов, все его потребности. Именно поэтому такой человек будет отчаянно цепляться за «радости» мира сего, противясь любому нашему слову о воздержании и самообладании. Лишь обретя «драгоценную Жемчужину» (Мф.13:46), он будет в силах забыть о тленных благах мира сего, отвергнуть собственную самость и исполнять заповеди Божии. Только в дыхании молитвы, в приобщении Таинствам Церкви он прочувствует на опыте, что заповеди Христа «не тяжки», а иго Его — благо (1Ин.5:3, Мф.11:30). У такого человека, по-настоящему вкусившего опыт Жизни вечной, потребность любить ближнего выше потребности быть любимым, а желание поделиться превышает эгоистичные мысли о себе.
Но до всех этих духовных высот любому человеку, интересующемуся Православием, еще необходимо «дорасти». И наша цель как настоящих миссионеров — помочь ему в этом. По крайней мере — не помешать.

Отношение к молодежи
А еще нам стоит задуматься, кто и как встречает в Храме будущее Церкви - нашу молодежь? «Злые старушки и строгие батюшки, которые требуют от них выполнения внешних форм благочестия, часто без объяснения их внутреннего содержания... Каждого человека, зашедшего в храм, священник обязан встречать с любовью, как желанного гостя, памятуя, что он не хозяин в храме, а смиренный служитель Господа и Его народа. Поэтому следует проявлять особую снисходительность к тем, кто впервые переступил церковный порог. С ними дoлжно вести себя особенно осторожно, чтобы случайно не оттолкнуть и не возложить на их плечи бремена неудобоносимые (Мф. 23:4)», - вот к чему призывает нас Святейший Патриарх Алексий II.

Не ожидать благочестия, а протянуть руку помощи
И действительно, наша встреча малоцерковного человека часто напоминает проведение «экзамена на благочестивость», когда зашедшую в Храм девушку оценивающе осматривают с ног до головы, обличают за «неправильную одежду» и вслух «удивляются» её невежеству в церковных обычаях.
Однако отношение христиан к «людям мира сего» с точки зрения Евангелия ничем не обусловлено: чтобы проявить миссионерскую приветливость нам не стоит ожидать от приходящих проявлений благочестия и начитанности о Боге. Нам вообще не стоит чего-то ожидать от людей, а самим попытаться одарить человека тем опытом встречи с Богом, который нам удалось приобрести, живя в Церкви.

Важно делиться с людьми не своими страхами, а радостью о Христе Воскресшем
Первоиерарх Русской Церкви увещевает нас стремиться «к такому устроению приходской жизни, чтобы всякий приходящий в храм мог хотя бы на мгновение приобщится к той радости о Христе Воскресшем, которой исполнено христианство». С точки зрения христиан «вся жизнь есть праздник... Радость составляет главную характеристическую черту Церкви» (свт. Климент Александрийский). Однако в ряде случаев наша проповедь обращается в «псевдоправославную истерику», когда человека запугивают признаками воцарения антихриста, призывают во всех событиях мирской и церковной жизни искать признаки всеобщего отступничества и измены. Как результат — человек ждет не Христа, а антихриста. Борьба с врагами и страх апостасии в таком случае наполняет всё сознание неофита, а Благовестие Христово (именно так переводится греческое слово Евангелие) замещается Зловестием об антихристе.
Конечно, очень легко закидать противника камнями, очень легко считать, что для спасения необходимо сделать всего лишь тот или иной набор поступков. Гораздо сложнее жить во Христе. Сложнее быть чутким, сложнее прислушиваться к братьям по вере и к тем ближним, которых Господь сегодня посылает нам навстречу. Но именно такой смиренной любви, подлинной любви Христовой и жаждет от Церкви и христиан современный мир.
Что же происходит с нами? Все очень просто: мы сами до конца не постигаем, что есть «внутренняя жизнь» христианина, вот и пытаемся компенсировать такое упущение внешней деятельностью, делая упор на обрядах, количестве свечей и заученных фразах.
Какие только беды ни приводят человека в Храм? И во многих случаях ему заботливо стремятся подсказать, как заказать сорокоусты и молебны, каким святым поставить свечи, а какие плоды не стоит вкушать в день Усекновения главы Иоанна Крестителя… Некоторые из этих советов стоит прямо можно классифицировать как суеверие, невежество и язычество. А остальные при всей их важности для нас стоит отложить до времени воцерковления человека.
«Жизнию я называю не то, когда ты постишься, подстилаешь вретище и пепел, но то, когда ты пренебрегаешь богатством, даешь хлеб свой алчущему, сдерживаешь гнев, отвергаешь тщеславие, истребляешь в себе зависть», - так поучает нас святитель Иоанн Златоуст. Иными словами, начинать нужно с заповедей Евангелия, следование которым обязательно приведет человека к сохранению всех обрядов и обычаев церковных.
Иначе новоначальный христианин легко «запутается» в средствах спасения, почитая их самодостаточными «добрыми делами». Игумен Никон (Воробьев) так описывает человека, обольстившегося собственной «праведностью»: «если она побывает иногда в церкви, если дома еще акафист почитает и псалтирь, то она уже все сделала и лучше её и нет, а если еще поклончики когда-нибудь сделает, или полунощницу прочитает, то уж выше её и нет никого. Она всех осуждает и не видит того, что сама полна всех грехов, что за всю жизнь никогда не боролась, никогда не следила за собой, не очищала себя, не трудилась над этим. Она считает себя праведником, потому что в церковь ходит, иногда псалтирь читает, акафисты. Но разве в этом дело? И акафисты, и богослужения, и молитвы, и посты - все дано для того, чтобы помочь человеку выкинуть из себя всякую мерзость, помочь ему обрезать себя, взять на себя крест борьбы с грехом». Иными словами, основу религии составляет живой союз души человека с Богом, и эти отношения всегда находят для себя выражение и поддержку во внешних обрядах и действиях, но не подменяются ими.

Врач! исцели самого себя
А еще проповеднику необходимо помнить о необходимости жить в полном соответствии с той верой, о которую он возвещает. Это наставление Святейшего Патриарха особо важно помнить тем миссионерам, которые заботой о спасении России (или даже всей Вселенной) прикрывают нежелание заняться исправлением собственных недостатков. При таком подходе личное переживание Бога кажется второстепенным перед лицом тех горизонтов миссии, которые открываются на территории некогда Святой Руси.
Таким горе-миссионерам остается напомнить слова преподобного Исаака Сирина, обращенные к Начальнику нашей миссии — Господу Иисусу Христу: «Для Тебя не столько важно, чтобы множилось дело проповеди Евангелия в мире, сколько то, чтобы душа моя сохранилась у Тебя здравою». Ему вторит и святитель Григорий Богослов: «Надобно, прежде всего, самому очиститься, потом уже других очищать; умудриться, потом умудрять; стать светом, потом просвещать; приблизиться к Богу, потом приводить к Нему других; освятиться, потом освящать».
Будем помнить, что всякое слово, поучение имеет смысл и цену только тогда, когда идёт от собственного духовного опыта, знания. Всякое слово, сказанное только устами, мертво и ложно, и всегда слушающие безошибочно это различают. Священник Александр Ельчанинов указывает при этом, что «всякое принуждение, даже и добру, вызывает всегда только отпор и раздражение. Единственный путь привести человека к чему-либо - это действовать собственным примером и привести его к желанию стать на тот же путь; тогда только, как самостоятельный, свободный акт, поворот этот будет прочен и плодотворен».

Не учить, а вместе расти
Вот почему нам стоит искать новых путей, иных способов донести Весть о Христе до нехристианского мира. При этом «нет ничего более опасного для дела миссии в молодежной среде, чем нравоучения и назидания, - считает владыка Кирилл, митрополит Смоленский и Калининградский. У молодого человека это сразу ассоциируется с нотациями, которые им годами читают родители и учителя. И происходит рефлекторное отторжение такого рода проповеди. И поэтому мы должны научиться разговаривать с современной молодежью на понятном и доступном ей языке».
Этот миссионерский принцип применим ко всем возрастным категориям. С каждым человеком стоит говорить не просто с позиций учителя, а смиренно и доверительно делиться с ним тем, что подарила нам Церковь. Ради этого стоит тратить свое время и энергию. Любой талант, доверенный нам Богом, должен быть нами использован на пользу ближнего.
И даже если мы не можем эффективно защитить нашу веру перед вызовами мира сего, пусть наши дела скажут за нас лучше любых слов. Каждый из нас призван явить окружающим красоту Православия. Некоторые призваны достигать этого словом, а все — всей своей жизнью.

Источник:
Православие.Ru / Мониторинг СМИ, 5 марта 2008 г.
http://www.pravoslavie.ru/smi/155.htm Священник Александр Усатов
Источник: Миссионер Дона // http://missionerdona.ru/content/view/86/58/ 

Последнее обновление ( Пятница, 16 Май 2008 )
 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул