Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow А проект-то римский!
А проект-то римский! Версия для печати Отправить на e-mail

Наместник Сретенского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов) рассказал журналу “Профиль” об истории автокефальной проблемы на Украине и своем видении будущего УПЦ при получении автокефалии.

- Вопрос о независимости Украинской православной церкви возник не сегодня, в истории немало примеров, как разные церковные деятели выступали за отделение украинской церкви от русской. Какие цели преследуют сторонники отделения?

- Это давняя история. И очень давний проект католического Рима. Это многовековая стратегия западного мира по отношению к Украине. Проект этот хорошо известен, и в нем нет совершенно ничего нового. Сущность его такова: автокефалия, то есть отделение украинской церкви от единой поместной Русской православной церкви, - это лишь второстепенный промежуточный этап. Главный и следующий шаг: уния, то есть подчинение украинской церкви римскому престолу, - замена православия на Украине католичеством. В этом и состоит старинная и горячая мечта Ватикана относительно схизматиков, как они называют православные народы, и его последовательный план действий, упорно осуществляемый веками. Реализация этого плана повлечет за собой кардинальное и необратимое изменение в ментальности целого народа, полностью разорвет духовные, исторические, родовые нити, связывающие Украину и Россию. Эксперимент этот уже успешно поставлен, и наглядное его выражение - униатская Галиция. Для верующего человека основная проблема здесь, конечно же, не политика, а измена православию, что ставит под вопрос главную цель христианской жизни - спасение.

- Но официальный Ватикан неоднократно заявлял, что у него нет намерений осуществлять экспансию.

- Многие знают имя митрополита Антония Сурожского. Он долгие десятилетия прожил на Западе, во Франции и в Англии, активно и искренне участвовал в экуменических межконфессиональных диалогах, это был человек самых широких и - в высоком смысле слова - либеральных взглядов. К тому же он как никто много общался с представителями католической церкви на научных и церковных форумах, был со многими в дружеских отношениях. И все же вот что он пишет на склоне лет, адресуя свои мысли не кому-нибудь, а архиерейскому собору русской церкви: “Пора нам осознать то, что Рим думает только о поглощении православия. Богословские встречи и “сближение” на текстах никуда не ведут, ибо за ними стоит твердая решимость Ватикана поглотить православную церковь”.

Но все же давайте обратимся к истории: в течение XIV - первой половины XV века много раз пытались разделить русскую церковь, создать на территории захваченных - тогда Польшей и Литвой - русских земель отдельную митрополию. Наконец разделение было достигнуто по указу Папы Римского Каллиста III в 1458 году. Тогда польский король Казимир, воспользовавшись сложившейся политической ситуацией, по приказу Папы отнял западные православные епархии у находящегося в Москве митрополита всея Руси Ионы. Так единая русская церковь была разделена на две митрополии - Московскую и Киево-Литовскую. Сразу же началась активная работа по подчинению православной церкви Риму. Тогда это было только начало. А в XVI веке, с 1590 года, стали созываться ежегодные православные соборы в Бресте. Официально на них громогласно провозглашались идеи торжества и чистоты православия, а тайно готовилось принятие унии. Через пять лет, в 1595 году, епископы-сторонники унии в Риме присягают Папе. И уже через год, в 1596-м, на соборе в Бресте уния провозглашается официально. Пять из семи тогдашних православных епископов Западной Руси принимают власть Папы, и только двое, несмотря на гонения, остаются верны православию. Король Польши Сигизмунд III не только утвердил все решения униатского собора, но и придал церковному событию государственный характер: выступления против унии сразу стали рассматриваться как антигосударственные выступления, начались ужасные кровавые гонения на православных христиан, которые периодически, как это ни печально, вспыхивают и по сей день.

Прошедший ХХ век. Снова ослабление и кризис в России, снова попытки отделения Украины. И снова в действии автокефалистский проект. Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) создается в 1921 году по приказу большевиков для раскола с московской патриаршей церковью, а в 1930 году по их же приказу за ненадобностью “самоликвидируется”, но вновь появляется, теперь уже при поддержке германских нацистов, во время фашистской оккупации, и, наконец, значительная часть сотрудничавших с захватчиками самостийных “иерархов”, уже находясь в эмиграции, завершают свой путь в полном соответствии с историческими прецедентами, приняв католицизм и став униатами.

Сегодня, при всех известных нам тенденциях развития Украины и при крайней заинтересованности в этом вопросе как украинского руководства, так и его западных партнеров, мы можем прогнозировать, что следующим после автокефалии будет этап объединения православных и католиков Украины в единую поместную украинскую церковь, подчиненную Ватикану. О необходимости создания такой единой церкви неоднократно говорили государственные деятели Украины. Об этом же заявлял и отлученный от православной церкви и преданный анафеме так называемый Киевский патриарх Филарет (Михаил Денисенко). Он, кстати, и возглавляет нынешнюю, еще одну, хотя никем и не признанную, но ту самостийную “автокефальную церковь Украины”, и потому его слова особо показательны. Он говорит прямо: “Возможно объединение грекокатоликов и православных, если на Украине будет единая поместная православная церковь”.

- Есть ли реальные свидетельства о содействии проекту “автокефалия-уния” с католической стороны?

- Одно из самых красноречивых свидетельств - высказывание признаваемого и по сей день идеолога и лидера украинских униатов, католического митрополита Андрея Шептицкого в 1914 году: “Украинцы - лишь орудие божественного промысла, призванные вырвать христианский Восток из клещей ереси (то есть православия. - “Профиль”), водворить его в лоно апостольского престола (то есть Ватикана. - “Профиль”) и европейского сообщества”.

- Вы недавно побывали на Украине. Какие настроения преобладают там в церковной среде - среди священнослужителей, мирян, монахов? Можете ли вы дать прогноз развития событий?

- К счастью, большинство образованных, думающих православных людей прекрасно понимают, к чему неизбежно приведет автокефалия. Особенно при нынешних тенденциях развития украинского государства. Священник в Киеве прямо мне сказал: если мы примем автокефалию - наши дети будут униатами. Лучше, чем кто бы то ни было, осознают многогранную опасность автокефализма большинство епископов Украины. Даже слушая многочисленные, порой слишком эмоциональные, а то и панические высказывания по поводу подготовки автокефалии, я все же отказываюсь поверить, что православные епископы и священники на Украине, православный народ пойдут на шаг, неизбежно открывающий унии победный путь в Киево-Печерскую лавру, Почаев, Харьков, Полтаву, Киев.. В заключение хотелось бы отметить: попытки церковного разделения, о котором мы говорим сегодня, - это вопрос изменения вектора духовного и исторического развития Украины, вопрос, который Запад пытался решить столетиями. Пока церковь едина - она сильна. Великий подвижник и святой ХХ века, преподобный Лаврентий Черниговский, особо почитаемый православными как на Украине, так и в России, еще в середине прошлого века, предвидя сегодняшние события, говорил: “Как нельзя разделить пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, - это един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе святая Русь”.

И еще одно высказывание - блаженнейшего Игнатия IV, Патриарха Антиохийского и всего Востока, главы древнейшей православной церкви: “Русское православие является гарантом всеправославного единства, которое сейчас особенно важно. Украинский вопрос - это вопрос целостности православия во всем мире”.

 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул