Логотип

Пожертвование

Помощь в оплате хостинга

Yandex PayPal
Главная arrow Библиотека arrow Статьи arrow История миссионерской деятельности Русской Православной Церкви и современность
История миссионерской деятельности Русской Православной Церкви и современность Версия для печати Отправить на e-mail

На последнем Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви (1994 г.) вопрос о возрождении активной миссионерской деятельности Церкви являлся одним из основных. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II говорил о "необходимости самой серьезной постановки вопросов миссии". В результате была создана сначала Рабочая группа по возрождению миссионерской деятельности, а затем и Миссионерский отдел Московского Патриархата. В настоящее время начинают формироваться епархиальные миссионерские структуры, создаются приходские миссии, во многих епархиях проводится разнообразная миссионерская работа по целому ряду направлений (образование, книгопечатание, пресса). В связи с возрождением православного миссионерства в России большое значение приобретает обращение к историческому опыту и традициям Русской Православной Церкви в деле апостольского служения Церкви. Благодатный опыт предшествующих поколений православных благовестников, несомненно, поможет нам в нашем миссионерском делании.

В период Синодального управления (1721-1917 гг.) миссионерская деятельность Русской Православной Церкви наиболее активной и плодотворной была в Сибири.

В первой четверти ХVIII века более всех "потрудился во благовестии Христове" митрополит Тобольский и Сибирский Филофей (Лещинский), в схиме - Феодор (1650-1727), который совершил по Сибири не менее пяти больших миссионерских путешествий, обратил к вере Христовой более 40 тысяч коренных жителей Сибири, построил для них 37 храмов и до самого конца своего земного странствования обучал при Троицком Тюменском монастыре детей грамоте.

В XIX веке и в начале XX века Христово Евангелие народам Сибири проповедывали великие миссионеры - Святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский и Коломенский (1797-1879), архимандрит Макарий Глухарев (1792-1847), митрополит Алтайский Макарий (Невский) (1835-1926), митрополит Кировоградский Нестор (Анисимов) (1884-1961), а также десятки приснопамятных их сподвижников и преемников. И еще - тысячи безвестных нам по именам подвижников веры и благочестия, которые на деле исполнили заповедь Христову: "Шедше, научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам" (Мф. 28: 19-20).

Славные церковные наименования великих сибирских миссионеров-"Просветитель Сибири" (так говорили и писали о Святителе Филофее), "Апостол народов Америки и Сибири" (о Святителе Иннокентии), "Апостолы Алтая" (об архимандрите Макарии и митрополите Макарии), "Апостол Камчатки" (о митрополите Несторе) - эти именования не являются художественным преувеличением. Если продолжительное время читать труды их дееписателей, их собственные творения и особенно их своеручные путевые дневники, то вдруг по иному начинает восприниматься - оживает сама книга Деяний Святых Апостолов, в которой миссионеры созерцали подобный небесам образ Церкви Апостольской.

Архимандрит Макарий Глухарев, основатель Алтайской Духовной Миссии, которая на Иркутском миссионерском съезде 1910 года была признана наиболее успешной из числа действующих внутри России миссий, которая именовалась образцом и руководителем других сибирских миссий, выражая в одном из своих писем пламенное желание видеть Церковь Русскую "в сугубом качестве Церкви Апостольской" писал так:

"Созерцая подобный небесам образ первой Церкви Христовой, начертанный в книге Деяний Апостольских, мы видим, что она вся была Апостольской, что дружина действователей не ограничилась ни числом двенадцати, ни числом семидесяти Апостолов, но возрастала с удивительною быстротою; что все верные или действовали непосредственно, как Апостолы, или содействовали и помогали Апостолам; что между тем, как святой Петр, скованный двумя цепями, находился в темнице, из которой потом изведен чудотворною десницею Ангела, Церковь прилежно молилась о нем Богу; что все принимали живейшее участие в деле Иисуса Христа, которое было своим для каждого, и между тем как одни приобретали Ему новых учеников, другие принимали на себя обязанность пещись о бедных между новыми братиями, что не только всё вещественное было у верных общее, но и сердце одно, единого ищущее и единого любящее, и душа одна, исполненная одних чувствований и помышлений, одних склонностей и отвращений, одних радостей и печалей, происходивших от живого сознания во всех и в каждом общего всем назначения.

Как чада света, по самому свойству света, который неминуемо сообщает себя всему тому, в чем противления не находит или в чем побеждает противление, они светили Христовым светом в своей окружности, находились ли среди братий и в церкви, назидая и утешая друг друга и меняясь друг с другом разными благотворениями, или действовали на внешних, или действователям служили. Но, как Господь Иисус Христос вовеки Един и Тот же и обещался не разлучаться со Своими до скончания века, то первая Церковь Его есть образец, которому Христианская Церковь должна подражать во всяком веке. И хотя внешние выражения, в которых открывается дух Евангелия, могут принимать изменения, но самый дух истинной Церкви Христовой всегда один и тот же - любовь к Богу и человекам во Христе Иисусе.

Чем изобильнее и явственнее сей дух чистой любви Божией в Христианской Церкви, тем более жизни и света Христова в Церкви, тем более в ней ревности, усердия и способности к распространению благодатного Царства Христова на земле, тем в ней имя Церкви Апостольской плодоноснее".

Из этого письма видно, что в понимании равноапостольных миссионеров Русской Православной Церкви Церковь Апостольская - это Церковь, растущая за счет новых своих членов. Господь через Святое Крещение ежедневно прилагает спасаемых к Церкви. (См.: Деян. 2: 47).

Когда мы читаем или поем Символ Веры, тем самым исповедуя свою веру во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, то, к сожалению, как-то не чувствуем этого миссионерского аспекта. Миссионеры же повседневно ощущали апостольство, то есть посланничество в мир Церкви Христовой, ревновали об апостольском достоинстве и имени Церкви, и потому не только их слово, но и вся жизнь являлась "благовестием Христовым". Церковь Русскую они воспринимали как единосущную той, которая родилась в День Пятидесятницы и образ которой запечатлелся в книге Деяний Апостольских.

Благовестнические труды и подвиги выдающихся сибирских миссионеров, просветительная деятельность сибирских миссионерских монастырей и миссионерских училищ и школ, книгопечатание на языках коренных народов Сибири, прежде не имевших письменности, обширнейшая благотворительная деятельность сибирских миссий - всё это свидетельствует о высоком апостольском достоинстве Русской Православной Церкви.

Поэтому мы обращаемся с молитвой к прославленным Церковью Святым сибирским миссионерам, молимся об упокоении всех преждепочивших сибирских благовестников, обращаемся к их письменным творениям, в том числе к неопубликованным их рукописям, ищем другие источники, говорящие нам об их апостольском служении. Делаем все это мы ради того, чтобы как-то приблизиться к опыту тех проповедников Евангелия, которые по благодати своего служения являлись равноапостолами, а по времени - очень близки к нам.

Настоящий доклад называется "Исторические формы и методы православной миссии в Сибири". В переложении на более простой язык это название можно выразить так: "Как трудились православные миссионеры в Сибири, чему и как мы могли бы, или должны бы у них поучиться".

Говоря об исторических формах и методах православной миссии, вспомним слова отца Макария Глухарева. Он писал, что "хотя внешние выражения", в которых открывается дух Евангелия, могут принимать изменения, но самый дух истинной Церкви Христовой всегда один и тот же - любовь к Богу и человекам во Христе Иисусе".

"Внешние выражения" - это исторические формы миссии. Методы же православной миссии определяются духом любви Христовой. Формы миссионерской деятельности могут меняться, но всегда и везде действовать православный миссионер может только в евангельском духе.

Вчера, например, православный священник, проповедник Евангелия Христова, крестил людей только в храме и изредка на дому. Сегодня он должен оглашать и крестить и в больнице, и в темнице, и на реке. Вчера он мог проповедывать только в церковной ограде, а сегодня должен благовествовать и в различных собраниях, и на телевидении. Это - перемена внешних выражений православной миссии. Но при любых условиях православный веропроповедник должен действовать "в духе любви к Богу и человекам во Христе Иисусе".

Имея великую ревность о сеянии Слова Божия среди многочисленных народов и племен Сибири, православные сибирские миссионеры совершали свой подвиг в духе евангельской кротости. И не ревность они считали самым важным качеством настоящего миссионера, а всегдашнюю благорасположенность к самым разным людям. Это качество они называли: "миссионерская приветливость".

Отец Макарий Глухарев стал основателем целой миссионерской школы: Алтайская Духовная Миссия за сто лет воспитала три поколения подвижников-миссионеров, которые более всего заботились о том, чтобы сохранить духовные заветы Первоапостола Алтая. Об этих заветах всегда напоминал второй Макарий - митрополит Макарий (Невский); напоминал, например, при хиротонии Начальников Алтайской Духовной Миссии в епископский сан.

Сам отец Макарий Глухарев, основатель Алтайской Миссии, прошел необыкновенную духовную школу. В Академии духовное и научное руководство он получил от Святителя Филарета, митрополита Московского, который тогда в сане архимандрита был ректором Академии. Проходя церковно-педагогическую службу в Костроме, он учился духовной жизни у старца Ливерия, духовного сына преподобного Паисия Величковского. Будучи насельником Китаевской пустыни Киево-Печерской Лавры, а затем Глинской Пустыни, он учился у великих подвижников благочестия этих обителей, в частности, у игумена Глинской пустыни архимандрита Филарета.

В этот же период жизни, стараясь узреть для себя пути Промысла Божия, он посетил преподобного Серафима Саровского. В письмах отца Макария сохранилось изречение Саровского подвижника: "Добро добра добрейши". Так преподобный Серафим указывал будущему алтайскому миссионеру путь к Божественному совершенству: "Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф. 5: 48). Отец Макарий постоянно читал Добротолюбие, переводил Лествицу, изучил творения многих подвижников Церкви. О Глинской Пустыни он писал из Миссии: "Я всегда сохраняю утешительную память моего пребывания в обители отца Филарета. (...) Его обитель - это школа Христова, это одна из светлых точек на земном мире, в которую дабы войти, надлежит умалиться до Христова младенчества".

Откликнувшись на призыв Божий идти на проповедь Евангелия к сибирским язычникам, отец Макарий получил благословение Святителя Филарета, который и впоследствии заботился о нем и помогал ему. В основание правил Алтайской Духовной Миссии отец Макарий положил заповеди старчества. Составленные отцом Макарием правила поразительно схожи с теми правилами, которые сложил для себя и своих сподвижников преподобный Паисий Величковский, когда вокруг него собрались ученики и стали просить его духовного руководства. Поэтому на вопрос, откуда появилась такая изумительная плеяда алтайских миссионеров, можно ответить так: миссионерский подвиг их коренится в благодатном сочетании апостольской ревности и старческой опытности. Не дух мнимого превосходства над паствой, а дух Христовой любви и смирения утверждал стопы Христовых благовестников.

На Алтае в начале нынешнего века сложилась очень сложная религиозно-общественная ситуация. Примерно половина алтайцев уже приняла Православие. В некоторых районах еще крепко держался шаманизм. Чрезвычайную активность после 1904 года стали проявлять проповедники бурханизма (алтайский вариант ламаизма). В южных районах было много староверов. А в Чемал - знаменитый алтайский курорт - на лето приезжало до четырехсот кумысников. "Так называли миссионеры зажиточных и богатых людей, которые издалека (даже из центральной России) приезжали на кумыс для лечения. Местное население служило им. А многие из кумысников с презрением относились к Церкви, распространяя словом и примером безбожие. В такой сложнейшей ситуации алтайские миссионеры продолжали дело основателя Миссии и привлекали в Церковь людей духом кротости.

Можно было бы привести много прекрасных и поразительных примеров из жизни алтайских миссионеров. Но самое поразительное это то, что миссионерскую приветливость они считали первым и самым необходимым качеством миссионера.

Сейчас в пылу борьбы с тоталитарным сектантством, к сожалению, нередко проявляется совсем другой дух. В некоторой епархии, в одном из братств добрые молодцы действовали так. Поигрывая мускулами, они подходили к афишам сектантов и демонстративно срывали их. На недоуменные вопросы окружающих у них был заготовлен весьма остроумный ответ: "Отменяется!"

Прискорбная ситуация. Не для сектантов, конечно. Для них это как масло в огонь. Прискорбная для этих православных ребят, которым никто не напомнил о Евангелии. Ученики Христовы однажды так распалились ревностию, что хотели, как Илия пророк, попалить своеверных и упрямых самарян. Но Спаситель запретил им и сказал: "Не знаете, какого вы духа" (Лк. 9: 55). Эти ребята тоже не знают, какого они духа, хотя действуют от лица Православия.

Или другой подобный пример. Молодой священник, еще не научившийся правильно говорить возгласы на службе, негодуя на сектантов, яростно возглашает: "А как поступил Святитель Николай с Арием!"

Если бы нам так ходить пред Богом, как ходил Илия! Да помнить, что Христос явил нам Святителя Николая не только правилом веры, но и образом кротости.

Правильный настрой миссионера (по научному - методы православной миссии) раскрывается в удивительной молитве, сказанной епископом Томским Владимиром (Петровым) при его расставании с сибирской паствой. (До назначения на Томскую кафедру он с 1865 по 1883 год был Начальником Алтайской Миссии; скончался в сане архиепископа Казанского в 1897 году).

Господи, Господи! Положивый душу Свою за спасение всех человек! Яко Господи жатвы Твоея, изведи многих делателей на жатву Твою! Изведенным же даждь дух молитвы, дух любви твоея, дух смирения, терпения и разума. Даждь им благовествовати силою многою во исполнение Евангелия Твоего. Да укрепится и возрастет желание возжелавших вспомоществовати нам делами любви благотворящей, да умножатся подобные пособники наши. Благодеющим нам воздаждь Твоими благословениями: живым подаждь здравие и благоденствие, усопших со святыми твоими в вечных селениях упокой. Ненавидящих и обидящих нас прости, Владыко Человеколюбче, просвети их сердца, вразуми их умы. Всем же нам, кровию Твоею искупленным, ведущим и ещё не ведущим Тя, даруй свет разума святаго Евангелия Твоего. Ускори призвати и соединити всех во едино стадо Твое здесь на земле и пребыти с Тобою во веки неразлучны во свете Отца Твоего и Бога нашего, Ему же с Тобою и Святым Духом слава и держава вовеки. Аминь.

Молитвенного духа, духа любви, смирения, терпения и разума прежде всего искали проповедники Евангелия Христова.

Какие выводы мы можем сделать для нашей церковно-приходской жизни? Сейчас, когда каждый приход в России должен быть миссионерским, двери каждого храма должны быть открыты. И в каждом храме должна безраздельно царить атмосфера миссионерской приветливости. Сколько раз Святейший Патриарх Алексий II говорил об этом! Грубость недопустима в храме, от кого бы она ни исходила, тем более ОТ священника. "Грубость недопустима в Церкви, - говорит Святейший Патриарх. - Это должно быть усвоено всеми. И ее следует исключить как из церковного обихода, так и в общении с окружающими".

Если в наших храмах не будет миссионерской атмосферы, а напротив, будет дух самоизоляции, чванства и нетерпимости ко всякому входящему, то наши миссионерские планы, проекты и начинания будут сведены на нет этой грубостью и неприветливостью. Если же, следуя словам Святейшего Патриарха, этой важнейшей проблеме уделить специальное внимание, то храмы наши привлекут в послушание Христу гораздо больше людей, чем наши отдельные, даже самые привлекательные миссионерские мероприятия. Здесь имеется самый большой миссионерский резерв.

Не господствовать над людьми учат святые миссионеры, а всемерно служить делу их спасения. "Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мк. 10: 45). Это тоже методическое указание православному миссионеру.
Как и Апостол Павел, апостолы Алтая были всем для всех, "чтобы спасти по крайней мере некоторых" (1 Кор. 9: 22).

С миссионерской приветливостью у алтайских благовестников сопряжена была и миссионерская отзывчивость на нужды тех, к кому они обращали Евангельское слово. "Ты говоришь ему о небе, а он спрашивает о хлебе", - часто вспоминали алтайские миссионеры. Поэтому практическая помощь нуждающимся будет красноречивой церковной проповедью даже без слов.

У алтайских миссионеров можно учиться стремлению всех окружающих церковных людей привлекать к миссионерской деятельности. Говоря о Церкви по книге Деяний, отец Макарий Глухарев изумлялся тому, что "дружина действователей не ограничивалась ни числом двенадцати, ни числом семидесяти Апостолов, но возрастала с удивительной быстротою; что все верные или действовали непосредственно, как Апостолы, или содействовали и помогали Апостолам".

Каждому человеку отец Макарий Глухарев находил место в миссионерском служении. Он говорил: "Если не можешь быть ловцом человеков, то лови рыбу для питания ловцов человеков".
Активно привлекали алтайские миссионеры женщин и девочек к участию в клиросном послушании. Сейчас нам привычно видеть на клиросе женщин и детей, а в середине XIX века это было удивительной новостью.

Богослужения в миссионерских приходах бывали обычно непродолжительными. Миссионеры постепенно приучали новокрещенных к длительным церковным службам. Иногда, сами прочитав заранее часы, перед Литургией они вместе с молящимися читали Трисвятое и другие известные алтайцам молитвы на алтайском языке.

При обходе дальних аулов миссионеры исповедывали, причащали православных алтайцев и оглашали язычников. Если кто-либо уже выражал намерение стать христианином, но сразу не решался креститься (крещение отлагалось на год или до следующего прихода миссионера), то в знак оглашения ему надевался крест. Надеть оглашаемому крест мог и мирянин-катехизатор, который обычно предшествовал священнику-миссионеру в его миссионерских обходах дальних селений.

Алтайская Миссия занималась книгоиздательством, и миссионеры сами формировали круг чтения своих пасомых. И особенно важным приемом для усвоения новокрещенными правил веры и жизни христианской был обычай пения стихов из "Лепты". Было два сборника -"Лепта первая", содержавшая стихи отца Макария Глухарева, и "Лепта вторая", собранная Владыкой Макарием (Невским). "Лепты" распевались и по домам, и на улицах алтайских селений. Обычай этот распространился по городам Алтая и у русских жителей и крепко держался до середины нынешнего столетия.

Очень большое внимание алтайские миссионеры уделяли внебогослужебным чтениям и собеседованиям. Сначала миссионеры читали душеполезные книги новокрещенным алтайцам по их юртам. Затем стали их собирать вместе для чтения под открытым небом, если было лето, или в каком-либо помещении, если была зима. Впоследствии этот обычай распространился по многим городам Томской епархии. В "Томских епархиальных ведомостях" сохранилось множество материалов о том, где и когда проходили внебогослужебные чтения. В Томске это дело развилось до такого уровня, что желающие могли прийти к Владыке Макарию (Невскому) и буквально заказать в свой дом такое чтение. Прихожанин собирал соседей и в его доме священник проводил чтение. В епархиальном помещении эти чтения сопровождались концертом архиерейского хора. Расписание чтений публиковалось в "Томских епархиальных ведомостях". Таким способом проводилась целенаправленная просветительная церковная работа.

Каждый год миссионеры собирались на свой миссионерский съезд. Проведение съезда было приурочено ко дню памяти (тезоименитства) основателя Алтайской Духовной Миссии архимандрита Макария Глухарева. В день преподобного Макария Великого (19 января по церковному календарю) совершалась самая торжественная служба в Миссии. Десятки священников-алтайцев и учителей миссионерских школ в течение недели обсуждали свои миссионерские дела. А что особенно важно, каждый был обязан привезти и прочитать свою "Записку" - отчет о своей деятельности за истекший год.

Лучшие "Записки" публиковались в "Томских епархиальных ведомостях", а некоторые и в "Православном Благовестнике" - центральном миссионерском журнале.

Сохранились десятки опубликованных и около двухсот неопубликованных "Записок" и дневников миссионеров. Это удивительный церковно-исторический источник. "Записки" писать должны были все: священники-миссионеры, диаконы, псаломщики и учителя миссионерских школ. В "Записке" миссионер описывал место и условия своего служения, писал о новокрещенных, о школе, о поездках с проповедью Слова Божия, приводил статистические данные, упоминал примечательные случаи из своей миссионерской практики. Но весьма часто миссионер писал "Записку" не по схеме, а о том, о чем болела его душа. Большинство "Записок" обладают высокими литературными достоинствами. А сам обычай писать "Записки" и читать их на миссионерских съездах помогал не ослабевать в начатом деле и постоянно заботиться о его улучшении.

Миссионерские школы на Алтае - это большая тема. Здесь столько поучительного, что недостанет целого доклада, чтобы рассказать об этом. Миссионеры придавали первостепенное значение школе, ибо в ней закладывались основы православного просвещения народа.

И, наконец, следует сказать о крещальной практике миссионеров. Как тщательно они готовили людей ко Крещению! Как заботливо учили изображать на себе крестное знамение и произносить священные слова: "Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!" Сейчас, при минимальной катехизации, мы, к сожалению, даже этому не уделяем должного внимания. А алтайские миссионеры, как в Древней Церкви, перед крещением спрашивали у оглашенных исповедание веры!

За последние несколько лет, начиная с празднования 1000-летия Крещения Руси, наряду с детьми, Святое Крещение в храмах Русской Православной Церкви приняли миллионы наших взрослых соотечественников. Это несравненно больше, чем в 988 году. Но среди этих новокрещенных людей необходимо проводить серьезную катехизацию.

Уже одно это обстоятельство должно пробудить нас к постановке тех вопросов, которые непосредственно связаны с возрождением миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. Сверх того необходимо учитывать активную деятельность иностранных и инославных миссионеров и проповедников псевдорелигиозных культов и учений.

Прежде всего необходима критическая оценка крещальной практики, сложившейся в большинстве приходов в условиях военных и послевоенных лет. Соответствует ли она тем задачам и нуждам, которые в настоящее время стоят перед приходом?

Прежде люди были очень рады, если вообще где-либо был открыт храм и можно было принять Крещение, детей покрестить. В настоящее время и приход, и приходской священник находятся в иных условиях, а сложившаяся в 40-60-е годы крещальная практика утвердилась почти повсеместно.

Под крещальной практикой в данном случае понимается не способ совершения Крещения (полным погружением или нет), а место, которое Крещение занимает в церковно-приходской жизни. Сейчас это одна из треб, как и называется Крещение в дореволюционной "Настольной книге для священнослужителя". Но если в Синодальный период в приходских храмах крестили почти всегда только младенцев (взрослых крестили в инородческих миссиях), то теперь Крещение принимает множество взрослых людей. Пришлось даже строить специальные помещения для совершения Крещения. Но, к прискорбию, Крещение так и продолжает относиться к разряду треб.

За Божественной Литургией мы молимся за каких-то отвлеченных оглашенных, а в это время оглашаемые в крестильном помещении, которое находится буквально радом с храмом, даже и не подозревают, какое место в Литургии занимает молитва о них. После Крещения они нередко направляются домой, даже не заходя вообще в храм. И, если в приходе, где крестится множество людей, Крещение никак не соотносится с Литургией, это значит, что в практике Крещения и в церковно-приходской жизни у нас что-то нарушено.

Дело не в ограничениях для малоподготовленных. Вопрос в том, является ли в церковно-богослужебной жизни прихода Крещение приоритетом, ради которого мы готовы серьезно рассматривать постановку следующих задач:

- катехизация перед Крещением;
- обеспечение катехизаторами наших храмов;
- обеспечение соответствующей литературой готовящихся ко Крещению и принявших его людей;
- занятия по практической катехизации для приходских священников, уже совершающих Крещение;
- подготовка к миссионерскому делу будущих пастырей.

И очень важный и принципиальный вопрос - оплата Крещения. Если наши приходы откажутся от таксы за Крещение только тогда, когда почти некого будет крестить, то такое "миссионерство" нечем будет оправдать.

Церковные основания для возрождения миссии Русской Православной Церкви налицо: люди идут сами в храмы, люди идут сами ко Крещению, люди сами идут к исповеди, чтобы начать церковную жизнь, люди сами ищут научения, кратко сказать - идут, просят, ждут. "Пробуждать религиозное сознание обращенных, углублять его и усиливать в членах Церкви" - эти слова отца Павла Флоренского можно представить как концепцию миссионерской деятельности.

Без общецерковной программы возрождения миссионерской деятельности в приходах, без Указов от высшего церковного священноначалия, без поддержки со стороны правящих архипастырей, без обучения практической катехизации приходских священников, без специальных курсов и предметов в духовных школах, без организации курсов катехизаторов, без подготовки и выпуска соответствующих катехизаторским нуждам книг и периодических изданий, наконец, без введения в храмах обязательных внебогослужебных чтений и собеседований - переменить отставшую от жизни церковно-приходскую практику будет невозможно.

В программе возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, если исходить из насущных проблем, должны быть представлены следующие пункты:

1. Каждый приход должен осознавать себя миссионерским, пока новые люди идут в храм молиться, креститься, учиться жить по-церковному.
2. Следует ввести обязательное проведение предварительных огласительных бесед перед Крещением. Проводить их следует в определенный день и час, не менее одного раза в седмицу, чтобы хотя бы для желающих предоставить возможность заранее выслушать, что такое Крещение, как к нему следует готовиться и какое отношение Крещение имеет к Церкви, к будущей жизни крещаемого.
3. Проводить Крещение взрослых отдельно. Принимающих Крещение семействами, конечно, можно крестить вместе с детьми. После Крещения - обязательное слово с призывом к Литургии.
4. Проводить внебогослужебные чтения в каждом храме, желательно по воскресным дням. Для обеспечения этих чтений необходимо издавать специальный церковный журнал (например "Пастырь-миссионер") с материалами для еженедельного чтения.
5. В каждом приходе должна быть Воскресная школа, как и призывает Святейший Патриарх.
6. Проведение регулярных епархиальных семинаров для духовенства и катехизаторов до тех пор, пока не пройдет переподготовка священников и не будет подготовлено достаточное число катехизаторов из мирян.
7. Создание в духовных школах спецкурсов по Законоучительству и проведение занятий по практической катехизации.
8. Ведение отчетности о миссионерской деятельности по всем приходам и публикация лучших отчетов в миссионерских изданиях.

Масштабы общецерковной миссионерской работы, ее специфика и новизна таковы, что одним приходским священникам осуществить такую программу будет не по силам.

Потребуется большая поддержка со стороны церковного руководства.

С этой программой должна быть тесно связана и образовательная деятельность Русской Православной Церкви. Но для успеха в этой области требуется скорейший перевод на новую систему богословского образования, основанную на Церковном Богословии.

Изучение опыта лучших миссионеров Русской Православной Церкви требует публикаций их трудов, а публикации требуют средств, которых, как всегда, не хватает. Но без этого мы даже по именам не будем знать миссионеров, которые трудились для того, чтобы видеть Русскую Церковь в сугубом апостольском достоинстве.

В настоящем докладе, конечно же, отражены не все формы и методы миссионерского служения сибирских миссионеров. Отчеты, дневники, записки, письма, теоретические труды по миссионерству, жизнеописания миссионеров - все это содержит очень богатый материал по миссионерскому искусству. В каждом письме, в каждом дневнике находится конкретный пример, конкретный поступок, который может быть воспринят как опыт.

Очень важно наладить публикацию трудов миссионеров. И воспитывать в духовных школах будущих пастырей не только на учебных пособиях-конспектах, а на этих благодатных трудах, как на живых примерах.

На основании изучения материалов из фондов Алтайской Духовной Миссии можно утверждать, что миссионерское служение алтайских благовестников было поистине апостольским служением.

В связи с этим, в порядке дальнейшей разработки миссионерских материалов, наибольший интерес представляют следующие темы:

Алтайская Духовная Миссия в истории Русской Православной Церкви.
Старчество и миссионерство (к истории Алтайской Духовной Миссии),
"Алфавит Библии" архимандрита Макария Глухарева как памятник миссионерской письменности.
Записки и дневники алтайских миссионеров как церковно-исторический источник.
Переводческая и книгоиздательская деятельность Алтайской Духовной Миссии.
Миссионерские школы и православное просвещение на Алтае.
Благотворительная деятельность алтайских миссионеров как составная часть их апостольского служения.
Культурно-историческое значение Алтайской Духовной Миссии.
Духовное наследие алтайских благовестников и современные задачи миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

По словам протоиерея Георгия Флоровского, история Алтайской Миссии - "это один из самых героических и святых эпизодов в нашей истории". Изучение духовного наследия наших миссионеров откроет и новые святые страницы истории Русской Церкви.

Для возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви надлежит сделать очень многое и сверх сказанного. Нужна будет подготовка таких миссионеров, которые могли бы проповедывать Евангелие народам, не знающим Христа, говорящим на других языках. Но сейчас необходимо в первую очередь возделывать, как должно, обширнейшее миссионерское поле в имеющихся приходах.

На  Иркутском миссионерском съезде 1910 г. Архиепископ Томский и Алтайский Макарий (Невский), начиная свое обращение к участникам съезда, сказал, что жатвы много, а делателей мало, и призвал всех молиться Господину жатвы, чтобы Он Сам "выслал делателей на жатву Свою" (Мф. 9: 38). Так надлежит делать и нам, чтобы Свет Христов просвещал всех.

Печатается по изд.: Миссионерское обозрение. N 1(15). 1997. С. 20-23.

Одноименная глава книги: Православная миссия сегодня. СПб.: "Апостольский город", 1999.

 
< Пред.   След. >
© 2017 "Православие в Корее" - Сайт русской общины при храме св. Николая, г. Сеул